Среда, 20 сентября 2017 16 +  RSS
Среда, 20 сентября 2017 16 +  RSS
8:00, 12 мая 2017

Кто поможет трудоустроиться бердским инвалидам?


Минтруд решил обязать службы занятости не только искать работу людям с ограниченными возможностями, но и курировать их в период адаптации на рабочем месте. 

В ведомстве подготовили законопроект, который, по мнению разработчиков, существенно поможет особенным россиянам с поиском рабочего места и адаптацией на нём. Однако специалисты считают законопроект сырым и непродуманным.

В интервью «Российской газете» о новшествах рассказал  заместитель министра труда и соцзащиты Григорий Лекарев.  Он отметил, что важно не только свести человека и работодателя, нужно помочь ему влиться в коллектив и сделать всё возможное, чтобы он как можно дольше плодотворно трудился. Для этого ему в помощь – специалист центра занятости. Работникам ЦЗН предписывается не оставлять своим вниманием инвалида с момента поступления информации из бюро медико-социальной экспертизы вплоть до трудоустройства; отслеживать, как человек закрепился на новом рабочем месте, насколько комфортно ему работается.

Не обойдут изменения и работодателей. Не секрет, что сегодня многие из них хитрят: чтобы формально соблюсти квоту, предусмотренную законом, выделяют под неё непривлекательную работу. Как сообщил замминистра, для работодателей тоже «предусмотрены стимулы». В недрах Минтруда готовится ещё один законопроект, направленный на совершенствование механизма квотирования рабочих мест.

Нет возможности или не хочешь принимать на работу человека с ОВЗ – заплати определенную сумму в фонд. А уже из него деньги будут тратиться на создание рабочих мест для особых людей или на поддержку предприятий, которые превысили квоту.

– Второе предложение мне показалось интересным, – говорит директор бердского Центра занятости Елена Дмитриева. – Резервирование рабочего места для инвалида на предприятии предусматривается, если на нём работает от 35 людей. В Бердске 156 таких организаций, квотирование в городе выполняется на 85%. Казалось бы, процент достаточно высокий, но вовсе не потому, что у нас такие сознательные работодатели. Хороших показателей город добивается за счёт таких предприятий, как хлебокомбинат и городская больница, где инвалидов работает намного больше, чем положено по плану. Но есть работодатели, которые откровенно не хотят брать на работу людей с ОВЗ: для них это хлопотно, накладно, не приносит желаемого результата. Думаю, многие из них после принятия закона, чтобы не платить лишних денег в фонды, начнут создавать на своих предприятиях дополнительные рабочие места.

– Но я смутно представляю себе, как специалисты центра занятости смогут курировать инвалида на новом рабочем месте, помогать ему адаптироваться в коллективе, – недоумевает Елена Борисовна. – Мои специалисты способны провести профориентацию, направить человека на обучение, но они не в состоянии организовать ему психологическое сопровождение. Безусловно, для отчёта, мы можем ему звонить, интересоваться, как идут дела… Но это обыкновенный мониторинг: работаешь – не работаешь; только и всего.

Если же мы хотим получить реальный результат, то в этом случае с человеком должен работать профессиональный психолог. У нас в коллективе есть два таких специалиста, но им не под силу весь предполагаемый объём работы. Предположим, нам выделят для этих целей дополнительных сотрудников, но далеко не каждый работодатель пустит постороннего человека на своё предприятие. Возможно, подобный законопроект и нужен, но я не вижу механизма его реализации.

Цифры

По данным Минтруда, в настоящий момент в России работают чуть меньше одного миллиона инвалидов трудоспособного возраста, 24% от их общей численности. К 2020 году Минтруд намерен удвоить уровень занятости людей с ОВЗ.

В прошлом году в Центр занятости Бердска обратилось 244 инвалида, трудоустроен 161 человек, что составляет 66%.

Доступная среда – понятие условное

По словам Елены Дмитриевой, если в нашем городе для глухих, слабослышащих, слабовидящих людей ещё можно подыскать вакансии, то для колясочников их просто нет.

– Я работаю в Центре занятости восемь лет, за это время не было ни одной вакансии для инвалида-колясочника, – говорит Елена Борисовна. – У людей, которые могут передвигаться самостоятельно, есть возможность получить специальность и устроиться на работу. Сейчас, к примеру, мы отправили на медосвидетельствование 10 человек из общества глухонемых. Если мужчины его пройдут, то приобретут специальность электрика.

Что касается колясочников, то им даже до нашего центра добраться проблематично. Многие ли жилые дома Бердска оборудованы пандусами? А если они до нас и доберутся… Ну, нет у меня для них предложений! Сегодня по программе «Доступная среда» нам перечисляют средства, которые, на мой взгляд, лучше бы направили на создание рабочих мест для особых людей. И разумнее всего их организовывать на дому либо создать отдельный цех, который полностью будет оборудован всем необходимым.

Спрос и предложения

После медицинского освидетельствования на каждого человека, имеющего инвалидность, в Центр занятости поступает документ, определяющий процесс реабилитации. После специалисты центра обзванивают таких людей, рассказывают об услугах, которые могут предложить. 

– Желающих ими воспользоваться не очень много, – говорят в Центре занятости. – По разным причинам. Одни приспосабливается жить на государственное пособие, у других сформировывается ограничивающие убеждение. Чтобы их развеять, требуется огромная психологическая работа. Для этого Центр занятости должен действовать вкупе со специалистами соцзащиты, которые помогут людям преодолеть этот барьер.

– А бывает, что людям с ОВЗ ставят неточный диагноз, – рассказывают специалисты центра. – В прошлом году в поисках работы к нам пришла женщина, у которой в карточке стоит третья группа инвалидности. По факту оказалось, что у нее рассеянный склероз. После собеседования она стала выходить из кабинета и со всего маху ударилась головой о дверной косяк. Как человек может работать, если он совсем не ориентируется в пространстве?!

Представитель медэкспертизы сообщила, что у них нет такого понятия «нетрудоспособный». Всем пишут обратное. А когда наши специалисты обзванивают прошедших МСЭ и предлагают работу, мамы этих людей со слезами объясняют, что человек лежит пластом и без посторонней помощи даже ложку ко рту поднести не может.

А ещё в карточках пишут: «рекомендованы условия по первому и второму классу». Как хочешь, так и догадывайся, что имеется в виду. Поэтому, прежде чем определиться, что по силам человеку, мы направляем его на медкомиссию, а уже потом смотрим, подходит ему та или иная профессия или нет.

Мнение

Инвалиду второй группы по зрению Сергею Лебедеву в Центре занятости предложили устроиться в Ледовый дворец: точить коньки.

– Дважды объяснил, что не могу заниматься такой работой, но сотрудник Центра всё же предложила съездить в ЛДЦ и послушать, что мне там скажут и предложат. Да лучше бы послали меня… подальше!

Чужой опыт

На вопрос, какие программы предусмотрены в государстве для обучения новым специальностям людей с ОВЗ, в Центре занятости ответили, что таковых нет. 

Всех людей, имеющих допуск медкомиссии, отправляют в обычные образовательные учреждения, которые имеют лицензию на дополнительный вид образовательной деятельности.

-Если у нас учредителями образовательных учреждений являются управление и министерство образования, то, к примеру, в Германии этим вопросом занимаются работодатели, которые готовят специалистов для себя. Если они обучают инвалида, они гарантировано его и трудоустраивают. У них другая, я считаю, правильная система. Мы до этого ещё не доросли, – считает Елена Дмитриева.

Фото regnum.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru