16 +  RSS  Письмо редактору
15:41, 05 сентября 2014

Бабий бунт. Как повлиял на развитие истории тот факт, что бердские мужики спрятались за спины своих жён.


09-с граблями

В публикациях советского времени коллективизация в наших краях описывалась в самых радужных тонах: приезжие «двадцатипятитысячники» и местные коммунисты организовывали колхозы, комсомольцы им в этом помогали, а крестьяне охотно вступали в коллективные хозяйства. Воспоминания же участников этих событий рисуют совсем другую картину, потому и были надёжно запрятаны в архивы. Пришло время извлечь их оттуда.

Впрочем, кое-что можно почерпнуть между строк и в советских источниках. Вот, например, книжица местного журналиста Евгения Сметанина «Бердск, краткий исторический очерк», изданная в 1983 году. На её страницах бывший технический секретарь волостного комитета РКСМ Иван Якушев делится воспоминаниями: «Однажды на комсомольское собрание пришёл председатель ревкома Фёдор Рышков. Он сказал, что рабочему классу и Красной Армии нужен хлеб. Была объявлена «Неделя сухаря». Мы пошли по домам, выезжали в соседние деревни. И в результате только в Бердске было собрано более 100 пудов сухарей. Вместе с представителями Совета и комитета бедноты мы также выявляли хлебные излишки. Местные богатеи пытались укрыть зерно, но им это плохо удалось».

После начала коллективизации изымать «хлебные излишки», причём до последнего сухаря, стало ещё проще.  Бердский старожил Василий Хомутов с болью вспоминал то время:

— В 30-е годы в Бердске началась коллективизация в сельском хозяйстве под лозунгом «Сплошная коллективизация и ликвидация кулаков как класса». В этот период и началось… Вместо добровольного вступления крестьян в колхоз заставляли вступать под страхом зачисления в кулаки или подкулачники. В кулаки зачисляли крестьян, которые никогда не пользовались наёмным трудом, даже в страдную пору, но имели большую семью и много рабочих рук».

 

«Аполитичный элемент»

К началу 30-х годов в Бердской волости было создано несколько колхозов. Так, в Черноречке был организован колхоз «Танк», в Койново – «Партизан», в Бородавкино – «Путь Ильича», в Шипуново – «Комбайн», в Завьялово – «Факел революции». Вот с Завьялово-то всё и началось. 

Татьяна Плотникова переехала в Бердск уже в преклонном возрасте. Но до этого она много лет проработала в колхозе «Факел революции». В бердском музее хранится заветная тетрадочка с воспоминаниями Татьяны Михайловны.

«В июле 1931 года это было. К правлению колхоза пришли около тридцати женщин. Они требовали от председателя хлеба, потому что весь прошлогодний урожай был вывезен в счёт хлебозаготовок и есть нечего было. Председатель заявил, что хлеба они не получат. Тогда женщины всей толпой отправились к хлебному амбару кооперации и самостоятельно взяли три мешка хлеба. Больше взять им помешал заведующий амбаром, замкнув склад. Тогда женщины начали кричать, требуя хлеба. На крик сбежался народ, даже из окрестных деревень.

Прибывшие на место коммунисты и представители власти уговаривали крестьянок разойтись, однако их стали забрасывать камнями и палками. Вскоре крестьянки разобрали ограду, разбили дверь амбара и завладели мешками с хлебом. А затем вся толпа на подводах отправилась в Бердск, потому что именно в Бердск тогда свозилось зерно с окрестных колхозов. Там они самовольно вскрыли амбар госмельницы № 200 имени Фрунзе (это бывшая мельница купца Горохова), загрузились хлебом и разъехались по деревням».

А что же в то время делали мужчины? Судя по воспоминаниям Татьяны Михайловны, ни-че-го. Они предпочитали наблюдать за происходящим, скрываясь за спинами своих жён. Потому как знали: прими они участие в хлебном бунте, всемогущее ОГПУ может стереть их в порошок. А к женским «выступлениям» отношение у чекистов было другое: селянок считали элементом отсталым, невежественным и крайне аполитичным. Центр рекомендовал воздействовать на них не репрессивными мерами, а политико-воспитательной работой.

Об этом, в частности, свидетельствуют сводки Новосибирского отдела ОГПУ, хранящиеся ныне в областном архиве. В некоторых из этих сводок речь как раз о бердских женских бунтах:

В деревне Шипуново Бердской волости женщины, 50 человек, сагитированные кулаками и членами сельсовета, налетели на помещение последнего. Ведётся расследование, аресты не произведены. В зависимости от обстоятельств, возможно, будут произведены.

Группа женщин в 20 человек в деревне Ельцовской Бердской волости пришла в правление колхоза, требуя у председателя хлеба. Разъяснительной работой вопрос урегулирован.

В деревне Морозовой Бердской волости сагитированные кулаками женщины выступили с требованием пересмотра плана хлебозаготовки, угрожая убить уполномоченного. Аресты не произведены, идёт разработка.

«Разъяснительная» работа, надо сказать, приносила свои плоды. Достаточно вспомнить многих женщин-активисток и коммунисток из села Бердского, которые на алтарь советской власти были готовы положить свои жизни. С воспоминаниями некоторых таких активисток можно познакомиться в городском историко-художественном музее.

А вот если бы мужчины осмелились тогда принять участие в хлебных бунтах, причём по всей стране, а не прятались за женскими спинами, то, смотришь, их жёны и сёстры мыслили бы по-иному, да и жизнь повернулась бы совсем в другую сторону. Что бы могли сделать большевики, если бы весь народ сказал им «нет»?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru