Пятница, 18 августа 2017 16 +  RSS
Пятница, 18 августа 2017 16 +  RSS
11:48, 25 мая 2017

Котельная ТГК-1 будет подавать горячую воду в центр Бердска до конца мая


О том, чем вызван отказ от первоначальных планов, о планах по ремонту и реконструкции котельного оборудования этим летом — наш разговор с директором ТГК-1 Антоном Блиновым.

— Антон Вадимович, вроде как на наблюдательном совете было решено, что ваша котельная будет обеспечивать горячей водой центральную часть Бердска до конца июня. И вдруг — «задний ход». Почему?

— Да, была надежда, что в мае-июне наша котельная продолжит работу, снабжая паром «Сиббиофарм», а горячей водой — центр города. Но буквально в последние дни выяснилось, что «Сиббиофарм» заказов на июнь не получит; следовательно, пар в июне ему не будет нужен.

— Каким образом этот факт может помешать подаче горячей воды в многоэтажки?

— У котла есть расчётная нагрузка. Работая на малых нагрузках в течение длительного времени, котёл с большой степенью вероятности выйдет из строя. А одна лишь выработка горячей воды — объём для котла слишком маленький.

 — Как отнеслось к изменению ваших планов руководство Комбината бытовых услуг?

— КБУ не хочет покупать у нас лишнее тепло, поэтому изначально не был заинтересован в нашей работе в июне.

 — Заметил, что вы говорите о котле в единственном числе. Он у вас что — всего один работает?

— В это время года и при таких температурах достаточно одного. У нас и зимой-то обычно всего два котла работают. Лишь в самые лютые морозы — три, и то при неполной загрузке.

 — А сколько их у вас всего?

— Семь. Точнее, шесть: седьмой ещё в лихие 90-е пришлось изрядно раскурочить для замены комплектующих на других котлах. Так и поныне стоит он, разукомплектованный.

 — Восстанавливать не думаете?

— Уж если очень крепко прижмёт — восстановим. Но и шесть котлов, между нами говоря, от хорошей жизни. Довелось мне побывать в котельной в Иркутской области. Так у них там всего два котла, и оба постоянно в работе зимой. Ни одного резервного котла у них нет — и ничего, справляются. А мы имеем возможность держать по меньшей мере один котёл в резерве, а большую часть отопительного сезона – и два котла в резерве.

 — Так, загибаю пальцы: зимой два котла в работе, два в резерве. А ещё два где?

— Ещё два в ремонте: ремонтные работы мы ведём не только летом, а круглый год.

 — Чем планируете заниматься до начала нового отопительного сезона?

— В июне мы никого из наших специалистов в отпуск не отправим: именно в этом месяце планируется наибольший объём текущих ремонтных работ. Уже заканчиваем ремонт одного из котлов, имеющего у нас порядковый № 7. Тут же начнём ремонт второго — № 4 — и закончим в июле. Следом предстоит ремонт котла № 1, он продлится до сентября. Таким образом, в сентябре будем иметь три «свежих» котла и ещё три — с частично выработанным ресурсом.

Вообще на лето планы большие. Своя работа — по шести питательным насосам. Замена труб, запорной арматуры, задвижек, контрольно-измерительных приборов… Сугубо хозяйственные дела: установка пластиковых окон, ремонт кровли на 300 «квадратах». Кроме этого, у нас большая программа ремонта железнодорожных путей: замена рельсов, шпал.

Несмотря на то, что основная работа ТГК-1 в июне будет свёрнута, специалистов здесь не торопятся отправлять отдыхать до осени: есть чем заняться.

 — Но это всё текущий ремонт. А реконструкция планируется?

— В плане реконструкции на некоторые насосы мы поставим частотное регулирование. Не вдаваясь в технические детали, скажу, что эта мера позволит нам экономить как электроэнергию, так и ресурсы. Этим же летом поставим новые приборы учёта производительности котлов, что позволит нам точнее контролировать их КПД. Планируем установить новое насосное оборудование на мазутном хозяйстве. И уже третий год мы меняем освещение в котельном цехе. Надеюсь, нынешней осенью там станет намного светлее.

 — Затратно всё это?

— Самые большие затраты мы понесли, приобретая новый подогреватель сетевой воды — ПСВ. Этот агрегат обошёлся нам в два миллиона рублей. В нём подогревается «обратка» — вода, возвращающаяся в котельную из города. Подогревается она или паром из котлов, или так называемым мятым паром, паром с пониженной температурой, уже отдавшим свою энергию на вращение турбин. Вода подогревается и возвращается обратно в город — такой замкнутый цикл. Всего ПСВ у нас семь, один мы этим летом и заменим на новый.

 — Сэкономить не получается?

— Кое на чём экономим. Хотели фрезерный станок купить, потом мозгами пораскинули и отремонтировали старый. Экономия — 150 тысяч рублей.

 — В прежние годы постоянной проблемой у вас было так называемое зависание угля. А как теперь?

— Поясню для читателей, что зависание — это когда сырой или подмороженный уголь налипает на стенки бункера и не поступает оттуда в мельницу. Мельница работает в холостую, угольная пыль по пылепроводу не поступает из неё в котёл. Производительность котла из-за этого падает… Что ж, количество зависаний из года в год сокращается. Мы стали гораздо строже относиться к параметрам закупаемого угля.

 — О переводе котельной на газ не задумывались?

— Лет 10-15 назад такая реконструкция была актуальна. Восемь-девять лет назад уже 50 на 50: от перевода котельной на газ мы ничего не выгадывали, но ничего и не теряли. А сейчас — нерационально, нерентабельно; уголь сегодня гораздо дешевле газа.

Фото Ольги Кашиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru