Суббота, 22 июля 2017 16 +  RSS
Суббота, 22 июля 2017 16 +  RSS
14:07, 29 июня 2017

Экологическая обстановка в Бердске деградирует год от года


Происходит это постепенно, а потому как бы незаметно. Так и не заметим, как «сибирский изумруд» Бердск окончательно станет отравленным городом. И всё «курортное», чем мы так гордились, лопнет, как мыльные пузыри.

Из муниципальной программы «Охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов Бердска на 2017-2021 годы» 

«В результате хозяйственной деятельности на территории Бердска наметилась тенденция к обеднению животного и растительного миров, среды их обитания. Значительный ущерб окружающей среде наносится в результате низкой экологической культуры населения.

Негативные тенденции, проявившиеся в изменении качественных показателей состояния окружающей среды Бердска в связи с переходом от экономического спада к его росту, имеют реальные предпосылки к ухудшению экологической обстановки».

Сэкономили на Программе

Заказчиком программы по охране окружающей среды Бердска является городская администрация, разработчиком — МКУ «УЖКХ». А тревожные оценки, прозвучавшие в документе, судя по всему, принадлежат Светлане Шерстобитовой, руководителю управления природными ресурсами Бердска. 

Светлана Васильевна внесла основной вклад в подготовку этой «зелёной книги» нашего города. Вот уже два десятка лет она занимается вопросами охраны бердской природы, и потому ждать от неё официозного оптимизма не приходится.

Впрочем, также не стоит ожидать от Шерстобитовой и двух-трёх её подчинённых глобальной программы по спасению бердской природы. Для этого понадобилась бы работа целой бригады экологов, биологов, гигиенистов и прочих учёных людей при участии множества специалистов из различных структур бердской администрации. Увы, на экологии решили сэкономить, в итоге имеем то, что имеем. Непредвзятый анализ городской экологической программы показывает во многом формальный и неполный её характер.

Например, на все экологические проблемы Бердска запланировано ежегодно выделять из городского бюджета по 5,5-6,5 миллиона рублей, да ещё по миллиону с небольшим добавлять из средств, зарабатываемых путём оказания платных услуг населению и юрлицам. Итого 34,3 миллиона на ближайшую пятилетку. Прямо скажем, в городе со стотысячным населением за такие малые деньги природу не вылечишь. Причём большая часть из них, как планируется, уйдёт на экологические экспертизы и пропаганду, подготовку проектной документации и заключение договоров.

Однако в любом случае, пусть даже городская власть дополнительно раскошелится, в одиночку Бердску не осилить весь комплекс экологических мероприятий. Для этого нам позарез необходимо областное и федеральное софинансирование, на что, кстати, указано в программе.

Но и этого мало. Одними лишь деньгами все экологические задачи не решить, если не внести необходимые изменения в федеральное и областное законодательства. В Год экологии, который нынче объявлен в России, есть надежда на законодательные подвижки. Куда печальнее дела обстоят с социальной психологией: до её решительного «позеленения» — как до Луны пешком.

Ещё цитата из программы: «К основным экологическим проблемам Бердска можно отнести: высокий уровень загрязнения атмосферного воздуха, загрязнение водных объектов, нерешённые проблемы утилизации отходов производства и потребления, неудовлетворительное состояние лесонасаждений, рост антропогенного воздействия на биоразнообразие».

Вот каждую из перечисленных проблем давайте и обсудим — пунктирно. Чтобы понять: в «зелёной книге» Бердска имеются реально красные страницы. И с этим реально нужно что-то делать.

Отравленный воздух

Ежегодно в атмосферный воздух нашего города выбрасывается по центнеру загрязняющих веществ на каждого жителя. 

По информации, имеющейся в природоохранной программе, порядка 80% атмосферных выбросов Бердска приходится на промышленные предприятия, около 10% — на печное отопление индивидуальных домов (в отопительный сезон), и почти те же 10% — на выхлопные газы автомобилей.

В целом в атмосферный воздух нашего города ежегодно выбрасывается около 10 тысяч тонн загрязняющих веществ. То есть, по центнеру на каждого бердчанина, включая детей и астматиков! Таким образом, не только человек травит природу (пресловутый антропогенный фактор), но и природа в ответ травит человека.

При этом в городской программе воздушная ситуация в Бердске почему-то оценивается как … благополучная. Лишь 10% территории города отнесены к зоне умеренного загрязнения, а 5% — к зоне значительного загрязнения. Но карта с указанием этих 10% и 5% территорий к программе не приложена, как нет и перечня улиц, попадающих в плохие проценты. Соответственно, не указаны школы и детсады, находящиеся в зоне особого риска. Почему это не сделано, если данный фактор напрямую влияет на здоровье горожан, особенно страдающих лёгочными и аллергическими заболеваниями? 

Что же касается самой борьбы с загрязнением воздуха, то в программе говорится только о сокращении выбросов промышленных предприятий, включая перевод котельных Бердска на газ. И всё! Про автотранспорт и печное отопление словно забыли. Меж тем две трети автомобильных выхлопов, отравляющих наш город, согласно экспертным оценкам, сегодня приходятся на Вокзальную улицу (Чуйский тракт), вдоль которой находятся жилые микрорайоны и детские учреждения. А в холодное время года из-за печного отопления складывается опасная экологическая ситуация в частном секторе в центре Бердска. Однако газификация этих кварталов всё время откладывается.

Тем не менее, в главном экологическом документе города оптимистично заявлено: «В результате реализации муниципальной программы к концу 2021 года (по сравнению с аналогичными показателями 2016 года) ожидается снижение вредного воздействия на атмосферный воздух за счёт сокращения объёма выбросов вредных веществ на 30%».

Стало быть, в следующие пять лет вся борьба за снижение выбросов в атмосферу будет касаться только промышленных предприятий и котельных? Притом что загрязнение воздуха в Бердске предприятиями сейчас ниже на 30%, чем было 25 лет назад. Это понятно: тогда в нашем городе оказались закрыты сразу несколько заводов, включая ПО «Вега», а ещё два градообразующих завода – биопрепаратов и БЭМЗ – кратно снизили своё производство.

В последние годы, впрочем, наметился некоторый рост промышленности вследствие открытия новых предприятий (что отметили и составители программы). Больше того, градоначальник Шестернин в прошлом году объявил об увеличении промышленного производства в Бердске как об одной из главных целей своего руководства. То есть, очистить воздух в городе за счёт сворачивания промышленности уже не получится.

У бердской власти нет никакой юридической возможности надавить на частные предприятия, чтобы те уменьшили технологические выбросы в атмосферу: таких производств в нашем городе около 80. Областные и федеральные структуры им тоже не указ.

Причём сегодня фактически не работает система государственного экономического поощрения предприятий, при которой затраты на приобретение ими очистного оборудования шли бы в зачёт экологических платежей. И в то же время штрафы за экологические нарушения ничтожны по сравнению со стоимостью очистных сооружений. Да и в целом российское экологическое законодательство таково, что промышленникам куда проще и выгоднее платить по таксе за негативное воздействие на окружающую среду, чем покупать, монтировать и обслуживать дорогостоящие очистные установки.

Плюс к тому, за последние годы напрочь разрушена государственная система экологического контроля – как кадровая, так и юридическая. Теперь нет контролёров, в постоянном режиме отслеживающих экологическую обстановку вокруг и внутри предприятий. А заезжие проверяющие могут, по закону, проводить подобные проверки лишь раз в три года, причём они обязаны заблаговременно уведомлять предпринимателей о намеченных визитах. И что они обнаружат по приезду на место? Разве что окурок в неположенном месте.

Надежда на сокращение трети выбросов за счёт перевода котельных на газ тоже выглядит утопией. Кому из предпринимателей надо, они уже это сделали, а остальных насильно не заставишь. Муниципальная котельная на улице Озёрной, даже если её перевести с угля на газ, мало что изменит в экологии города вследствие своей малой мощности. Хотя жители ближайшей округи будут очень рады.

Можно попробовать и муниципальную котельную «Вега», способную работать на газе и угле, полностью перевести на дорогое голубое топливо. Но где взять на это деньги? К тому же газовики наотрез отказываются подавать газ в эту котельную, пока муниципальный КБУ, в чьём управлении она сейчас находится, не погасит свои огромные долги перед дочкой «Газпрома».

Каким же образом в условиях реальной бердской экономики и нынешнего антиэкологического федерального законодательства городские власти намерены за пять лет сократить на треть выбросы в атмосферу? Как говорится, дай Бог нашему телёнку волка съесть.

Каждая программа, если это действительно план будущих действий, а не сочинение на вольную тему, должна отражать, во-первых, все — без утаивания — проблемы, а во-вторых, реальные шаги и реальные сроки.

Но о том, как Бердск может повлиять на собственную экологию, мы с вами, уважаемые читатели, поговорим, пригласив специалистов чуть позже. После того, как выясним состояние дел с бердской водой, флорой и фауноу.

 

Факт

Выхлопные газы автомобилей примерно в той же степени отравляют воздух в городе, как и печное отопление частного сектора в холодное время года: их доля — по 10% отравляющих веществ.

Виталий Шапран, коллаж Ольги Кашиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru