Пятница, 21 июля 2017 16 +  RSS
Пятница, 21 июля 2017 16 +  RSS
12:24, 06 июля 2017

Василий Чучин: Сегодня армия другая


Вы знали, что 1 июля считается Днём ветеранов боевых действий? 

Наш земляк Василий Чучин искренне убеждён, что об этом дне должны знать абсолютно все: не только люди в погонах, но и совершенно мирные. 

Досье

Трудовую деятельность Василий Чучин начал в 1976 году в бердском отделе внутренних дел. Рядовой миллиционер – участковый инспектор – инспектор уголовного розыска. После был переведён в подразделение главного управления № 8 МВД в посёлке Кольцово.

Затем была служба в Управлении уголовного розыска города Новосибирска. До пенсии работал преподавателем в учебном центр ГУВД Новосибирской области.

Чтобы понять парней, прошедших горячие точки, преподаватель Василий Чучин написал в своё время рапорт и попросился в Чечню. С тех пор он пишет стихи о «горных тропах», о «ребятах, не вернувшихся домой»… А тем, кто вернулся, старается помочь.

— У нас не только простые люди не знают, что есть такая дата — День ветеранов боевых действий, но и некоторые мужчины, прошедшие войну. Многие из них замкнулись в себе, не входят ни в какие общества воинского братства и лишь изредка собираются в тесной компании «за рюмкой чая», — говорит Василий Васильевич.

– Задолго до Чечни, когда я работал в Бердске участковым, а потом инспектором уголовного розыска, мне часто доводилось беседовать с парнями, которые, вернувшись из горячих точек, попадали в нехорошие истории, совершали преступления, — рассказывает он. — На все мои: «Зачем? Почему?», — я слышал ответ: «А нас здесь не понимают». Хотелось понять, почему так происходит, разглядеть их внутренний мир. Когда я «там» всё же побывал, то многое осознал.

— Больнее всего вернувшихся с войны ранят равнодушие и несправедливость, — говорит Василий Чучин. — Хотя многим удаётся не ожесточиться. К примеру, всем участникам боевых действий положены льготы, но далеко не все их получают. Прихожу как-то в больницу, где висит плакат, на котором черным по белому написано: «Участникам… положено»… Спрашиваю: «Можно привилегией воспользоваться?». Мне говорят: «Приходите через два года: очередь». Обидно. Но молча проглатываешь эту обиду, платишь за лечение и живёшь дальше.

… Смотрю на своего собеседника, вспоминаю знакомого молодого человека, на лицо которого нельзя было взглянуть без боли. Он не смог выбраться из подбитой боевиками машины и буквально живьём горел в танке. Успели спасти. Выжил. Вернулся домой, живёт с родителями, пенсия мизерная, квартиру не дают… Тут же, с точки зрения мамы, вырастившей сына, интересуюсь у Василия Чучина:

— Оправданы ли все эти ужасные войны, на которых были покалечены и погибли тысячи русских мужчин? А если оправданы, нельзя ли было обойтись меньшими жертвами, не гробить мальчишек-срочников? В годы чеченских кампаний родился злой сарказм: спиртное можно продавать только достигшим 21 год, а умирать можно в 18…

— Будучи старшим оперативно-поисковой группы, гарнизонного патруля в Чечне я очень много общался с местным населением. Пожилые горцы открыто говорили: «Когда же вы, наконец, поймаете эту дикую собаку – Басаева?».

Вы ведь представляете, что значит иметь под боком такую опухоль, как радикальный ислам? Думаете, местные жители были за шариатские суды? Им нравилось смотреть, как прямо на улице людей цепями приковывали к стенам, а потом расстреливали или публично отсекали им голову?

Тогда нельзя было оставлять на произвол судьбы Чечню, сегодня – Сирию. Россия всегда должна быть готовой защитить себя и себе подобных. Американцы открыто говорят, что территория нашей страны очень лакомый кусочек, на котором расположена вся таблица Менделеева, так почему же только мы – русские – должны пользоваться этими богатствами? Многим хочется. Поэтому мы всегда должны быть начеку.

Но страшных человеческих жертв, действительно, можно было избежать. В те времена у нас в стране практически не проходили боевые учения. Были факты, когда командиры подразделений говорили: «Я не поведу на смерть пацанов-желторотиков!».

Но сегодня армия совсем другая. Сейчас у нас есть возможность набирать на службу в опасных точках контрактников: обученных, хорошо владеющих техникой и оружием мужиков.

… Помимо познания внутреннего мира прошедших войну, отправляясь в Чечню, Василий Чучин преследовал ещё одну очень важную цель. Долгое время в учебном центре ГУВД Новосибирской области он преподавал основы криминалистики. А когда началась чеченская компания, ему поручили вести новую дисциплину — военно-инженерная подготовка. Со своими подопечными он изучал самодельные взрывные устройства и военную инженерию.

— Я посчитал, что давать ребятам такие знания, не имея при этом практического опыта, просто не имею права, — говорит Василий Васильевич. — Поэтому написал рапорт и попросился пройти дополнительную подготовку в республике Чечня.

Уроки войны

Итум-Кале – Грозный. Вертолёт пролетает это расстояние за 24 минуты, а колонна, которую сопровождал в числе других служащих Василий Чучин, восемь часов.

По мнению Василия Чучина, подполковника запаса, воевавшего в Чечне, сейчас у нас более профессиональная армия. Тогда в горах пришлось воевать мальчишкам. Без крепкой армии России никак, уверен подполковник: слишком много желающих ущемить её интересы.

— Огромная вереница машин с боеприпасами, ГСМ, продовольствием шла всегда очень медленно, рисковать было нельзя: в любой момент на неё могли напасть боевики. Нас сопровождала пара вертолётов, машина связи, прикрывали зенитные установки.

На первый взгляд обывателя, ничего сверхсерьёзного. Но именно сопровождая колонну и работая в отряде поисково-спасательной службы, подполковник Чучин приобрёл необходимый опыт.

— На первых занятиях всегда спрашивал ребят: «Что такое самодельное взрывное устройство?». Отвечали кто во что горазд: «Гремучая ртуть, азид свинца, соединения нитроглицерина…» И мало кто понимал, что любой промышленный боеприпас с незначительным самодельным приспособлением уже является взрывным устройством.

Человеческая фантазия безгранична! Чтобы выжить, чтобы не попасться на хитрые уловки боевиков, требовалось быть очень и очень внимательными.

К примеру, заходит группа в ауле в заброшенный дом. Под полом боевики заложили противотанковую мину. Все знают, что сработает она только при нажатии на неё массы в 150 кг.

Если одновременно на место её закладки встают три мужчины с автоматами, подствольниками и прочим снаряжением, она взрывается. Но если быть внимательным и знать об этой хитрости, то по характерным признакам мину можно найти.

Или, к примеру, идёт колонна тяжёлой техники — танков, БТР… Сверху на машинах антенна болтается. На земле безопасность дорог отслеживалась по максимуму: спецподразделения с собаками прочесывали трассу. Но те, кто ставит мины, тоже не дураки. Раз вы хорошо ищете на земле, будем вам воздушные растяжки ставить. Машина антенной её заденет. И так рванет!.. Смотрю порой хронику — мороз по коже. После такого взрыва не поймёшь, что летит вверх: каски, сапоги, тела…

Служба у солдат, особенно тех, кому приходится воевать, тяжёлая, страшная. Поэтому я и хочу ещё раз напомнить людям: у этих ребят есть праздник – День ветеранов боевых действий; каждый год он отмечается 1 июля. Не забывайте!

фото автора и liveintemet.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru