Понедельник, 23 октября 2017 16 +  RSS
Понедельник, 23 октября 2017 16 +  RSS
9:00, 21 июля 2017

Куда делись сотни гектаров бердского леса?


Есть и несколько других вопросов, не нашедших отражения в муниципальной экологической программе на 2017-2021 годы.

2017 год указом Владимира Путина объявлен Годом экологии в России. Особую заботу президент призвал проявить о сохранении лесов. «Потому что если мы этого не будем делать, – заявил он, – если не будем заботиться о лесах и парковых зонах в населённых пунктах, вокруг крупных городов, то у нас скоро вообще ничего не останется».

Согласно данным лесоустройства, в 2003 году на территории Бердска было зарегистрировано 2 300 гектаров леса (по большей части, реликтового соснового бора), находящегося в федеральной собственности. С 2007 года вступил в силу Лесной кодекс РФ, по которому эти леса перешли в собственность муниципалитета. Однако в 2014 году при постановке бердских городских лесов на кадастровый учёт их оказалось всего 1 902,1 гектара. То есть за одну десятилетку порядка 400 гектаров леса, почти 20% (!), как корова языком слизнула.

Отмечу, что к тому времени градоначальник Александр Терепа, занимавший этот пост с 1997 по 2010 годы, добровольно отказался от должности и ушёл на повышение в область, а его «наследник» Илья Потапов (2011-2013 годы правления) принудительно отправлен на нары за взяточничество при распределении отдельных прибрежных участков. Тем не менее, комплексное официальное расследование по факту исчезновения 400 гектаров леса не проводилось, виновные до сих пор не названы и не наказаны.

И всё же: куда делись четыре сотни гектаров соснового бора, если в Бердске не проходили массовые заготовки древесины и не было сплошных лесных пожаров?

Главный эксперт городского управления земельных отношений Галина Шулайкина пояснила, что при подготовке кадастра 2014 года не учитывались лесные участки, расположенные на приватизированных земельных участках санаториев, баз отдыха и тому подобных, а также на территориях муниципальных детских лагерей. Дескать, всё нормально: леса никуда не делись, можете не беспокоиться.

Но если почти 20% бердских лесов остались без муниципального догляда, то беспокоиться приходится. Пахнущий целебной смолой бор – основа рекреационного направления в экономике города. Но эти же факторы прельщают коррупционеров всех мастей и рангов (вплоть до областного), возжелавших возвести свои терема прямо в бердском бору, да желательно на побережье. Что и происходит последние два десятка лет.

Cостоятельные кроты?

Сколько в действительности осталось деревьев на 400 гектарах леса, этого нынешняя городская власть не знает и, судя по всему, знать не хочет. Хотя обязана.

Логично было бы заодно тщательно прошерстить всех владельцев и арендаторов лесных участков, пусть даже по многим землеотводам сроки давности истекли. Во всяком случае, будем знать своих «героев» и их благодетелей. А там, глядишь, выяснятся и арифметические нестыковки при подсчёте площадей их участков и городских лесов. Такое уже было.

Вот свежие примеры. Бердская прокуратура недавно обнаружила напротив пляжа «Дюны» полтора гектара соснового бора, не включённого в кадастр 2014 года как городские леса. В 2007 году этот участок с якобы отсутствующим лесом был передан городской администрацией частной компании «Бердский строительный трест» под крупное строительство, которое могло начаться как раз в этом году. Сколько сосен бы сохранилось на тех полутора гектарах? Депутат Елена Белова только что сообщила автору статьи, что найдены ещё 1,2 гектара леса, аналогичным образом «пропавшие» в районе бердской косы.

Надо полагать, лишь этими криминальными участками, в раздаче которых напрямую задействованы предыдущие городские администрации, дело не исчерпывается. С юридической точки зрения бердские земельные наделы с корабельными соснами давно уже напоминают тёмный лес.

А если учесть, что нынешняя цена прибрежного лесного участка составляет от полумиллиона до миллиона рублей за сотку, то безвозвратно утерянные для города 400 гектаров стоят не меньше 10 миллиардов рублей (150 миллионов долларов)! Как тут не вспомнить высказывание индийского мыслителя Махатмы Ганди: «Мир достаточно велик, чтобы удовлетворить нужды любого человека, но слишком мал, чтобы удовлетворить людскую жадность»?

С глаз долой – из сердца вон

Пока суд да дело (если таковые будут), в Бердске осталось только 1 900 гектаров городских лесов. Но и тут не всё ладно.

Из этого лесного фонда 1 600 гектаров закреплены за МБУ «Управление природными ресурсами Бердска», которое, в свою очередь, заключило договор по их обслуживанию с ОАО «Бердский лесхоз». Больше не с кем. На этом муниципальное участие в судьбе городских лесов практически заканчивается: контролировать действия лесхоза некому. В МБУ нет ни единого специалиста по части лесопользования. А городского отдела природных ресурсов и охраны окружающей среды, вроде как, и самого нет, хотя на бумаге числится. Так что у коммерческого лесного предприятия полная вольница: вали лес, сколько хочешь, оправдывая свой пилорамный бизнес санитарными, ландшафтными, проходными и прочими заумными рубками.

А что с остальными 300 гектарами городских лесов? Бердскими администрациями разных периодов они напрямую розданы в аренду всевозможным юридическим и физическим лицам. Те, в свою очередь, несут самостоятельную ответственность за арендованные лесные участки и обязаны представлять в горадминистрацию проекты их освоения.

Формально за арендаторами надзирает городское управление земельных отношений. Но его функция преимущественно сводится к контролю за своевременностью оплаты арендных платежей. Да и как оно может следить за правильностью лесопользования, если среди его сотрудников тоже нет соответствующих специалистов? Впрочем, нет таких спецов и у подавляющего большинства (если не у всех) арендаторов.

Более того, в администрации Бердска и подотчётных ей предприятиях вообще нет ни одного дипломированного профессионала по лесной флоре и фауне. Притом что в муниципальной программе «Охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов Бердска на 2017-2021 годы» вроде как прописана забота об их сохранении и приумножении.

Здесь Родос, здесь прыгай!

Что касается юридической и экономической сторон этого дела, то договоры аренды городских лесов выглядят лишь немногим лучше их приватизации.

Выворачивая законы и здравый смысл наизнанку, многие арендаторы в целях наживы нещадно эксплуатируют лес, особенно прибрежный, нисколько не заботясь о его будущем. А кто и просто изводит лес на корню, строя там свои особняки, именуемые «домами отдыха семейного типа». На такой случай оформляются договоры аренды сроком до 49 лет (то есть, практически навечно).

В целом, взяточничество и мошенничество с договорами аренды лесных участков, в том числе с занижением арендных платежей в десятки раз – это, к сожалению, обыденная для Бердска история. Примеров тому достаточно, в том числе недавних – от Потапова. Обновлённая администрация Бердска в подобных грехах пока не замечена. Но и полностью перепроверять все договоры аренды тоже не спешит. Почему?

Вспоминается недавняя история с крайне невыгодной для области арендой 258 тысяч гектаров хвойного леса в Болотнинском и Тогучинском районах. По инициативе председателя Заксобрания НСО Андрея Шимкива и поддержке большинства областных депутатов губернатор расторг сомнительный договор и уволил виновных высокопоставленных чиновников. Однако не менее важно, как заявил на сессии Заксобрания депутат Зозуля, что вся эта «ситуация – стандартная и традиционная. Это не более чем калька с того, что систематически делалось в области на протяжении последних лет». И в подтверждение своих слов депутат предъявил целую пачку копий аналогичных договоров.

Так почему бы бердчанину Шимкиву, а также областным депутатам-бердчанам – Терепе, Прилепскому, Родиной (все единороссы) – не продолжить благое дело в родном городе? Всего то и надо – обратиться к нынешнему бердскому градоначальнику Евгению Шестернину с настоятельным предложением провести сплошную проверку договоров аренды городских лесов.

Цифры

В городских лесах Бердска суммарно зарегистрировано около 250 видов животных и почти 300 видов высших сосудистых растений. Из них 16 видов животных и 8 видов растений занесены в Красные книги НСО или России. В прибрежных водах обитают около 50 видов рыб, включая промысловые и краснокнижные.

«Зелёный город»

В перспективной экологической программе города, к сожалению, напрочь отсутствует раздел о городском озеленении. Зато в ней содержится торжественное утверждение: «Бердск по праву можно назвать зелёным городом». Что ж, проверим эту мысль на верность.

Согласно градостроительным нормам и правилам (СНиП 2.07.01-89), в малых городах должно быть не менее 8% площадей, занятых зелёными насаждениями. Для городов-курортов (а мы к ним относимся?) норму общегородских озеленений следует увеличивать до 12%.

Если послушать ответственных чиновников, то в этом смысле Бердск – просто на зависть всем городам России, поскольку у нас этот процент достигает 29! Но если не лукавить и при расчётах не включать окружающие город леса, к созданию которых бердчане и городская власть не имеют отношения, то внутри своей территории наш город озеленён менее чем на 3%.

Видимо, одна из главных причин «облысения» Бердска – отсутствие единого предприятия, отвечающего за городские парки, скверы, придорожные и внутриквартальные насаждения, клумбы и прочую растительность, не входящую в понятие «городские леса». Причём, как и в случае с отсутствием специалиста по дикой природе и фауне, в официальных структурах города нет ни одного профессионала по озеленению!

Можно только диву даваться, что ещё не полностью угроблены оба городских парка и кое-где по улицам сохранились деревья. Зелёное очарование Бердска сегодня поддерживается лишь дарованным нам свыше сосновым бором. Так и будем дальше надеяться на Бога? Или всё же бердскую власть попросим? Да и сами, глядишь, на общественных началах сделаем что-нибудь доброе для озеленения города.

Всё – для машин

К слову сказать, горожане не смотрят равнодушно на то, что в городе исчезают деревья.

Читая «Красные страницы» в «Свидетеле», Любовь Коптева, коренная бердчанка, адресовала автору письмо, где с болью в сердце перечислила недавние потери.

«Ликвидировали три тополя на улице Ленина. Что посадили? Ничего. При благоустройстве «Микса» возле радиозавода (ныне там «Фейерверки») ликвидировали 30-летнюю пихту. Что посадили? На улице Карла Маркса спилили 19 тополей. Что посадили? На территории 7-го лицея убрали клёны порядка 30 штук. Да, понимаю, сор от них. Но ведь ничего не посадили вместо клёнов!

Вы скажете: по улице Ленина сделали посадки, в парке кое-что появилось. Но много ли уцелело – не политых, сломанных при уборке снега?»

«Цветов в городе на клумбах – раз-два и обчёлся. Да и самих клумб, – печалится Любовь Александровна. – К 300-летию города появились клумбы, на столбах были вазоны с петуньями. Увы, цветы погибли: их никто не поливал.

Была я в Венгрии. Какая же там забота о цветах, деревьях, кустарниках! Каждый предприниматель в обязательном порядке озеленяет свою территорию и ухаживает за посадками. А у нас? Живём по принципу: чем больше закатаем в асфальт, тем лучше. К примеру, «сократили» газон у «Меркурия», вместо высоких елей посадили малышек. Для удобства автомашин – всё. А люди? Обойдутся?».

По мнению читательницы, давно пора, как в Венгрии (и как было в СССР), закрепить городские участки за владельцами расположенных там фирм, руководителями учреждений и обязать озеленить территорию. «Ведь спрашивают же с жителей частного сектора за благоустройство придомовой земли!» – говорит она.

 

Цитата

«Мы – хозяева природы, а она для нас кладовая солнца с великими сокровищами жизни. Рыбе – вода, птице – воздух, зверю – лес, степь, горы. А человеку нужна Родина, и охранять природу – значит, охранять Родину». Михаил Пришвин, русский писатель

Виталий Шапран, фото Ольги Кашиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru