Пятница, 18 августа 2017 16 +  RSS
Пятница, 18 августа 2017 16 +  RSS
11:23, 26 июля 2017

Как журналист «Свидетеля» торговала на стихийном рынке


В День работника торговли я решила вновь сменить профессию, чтобы изнутри прочувствовать, как оно – стоять за прилавком.

Место для торговли выбрала без раздумий: конечно же, скандальный базарчик в центре города возле ТЦ «Меркурий».

… Время близится к полудню. Выложив на «прилавок» полный огородно-садовый букет, торговцы почтенного возраста и очень домашнего вида ожидают наплыв покупателей. Малина, смородина, свёкла, зелень, цветы, огурчики… Ура! Домашними помидорами, которых я притащила на базар полный ящик, торгует только одна конкурентка: 200 рэ за килограмм.

«Значит, мой товар уйдёт влёт», — думаю про себя и направляюсь на самое, как мне кажется, бойкое на базаре место.

— Можно я здесь встану? — интересуюсь у доброжелательной бабульки, назвавшейся бабой Таней.

— Тебя отсюда махом киоскёрша попрет: ты же ей вид на товар загораживаешь. А не уйдёшь, она твой лоток с овощами перевернёт. Было уже такое!

Попытка — не пытка. Ставлю на свободное местечко свои коробки, выкладываю товар, жду покупателей.

Удивительно, но, несмотря на дефицитность моих помидоров, приобретать их никто не спешит. Люди интересуются ценой и … проходят мимо. Минут через пятнадцать такой торговли становится нестерпимо скучно. Для начала хотела покричать: «Помидорчики! Покупайте помидорчики: мясистые, сочные, на корню поспевшие!..». Но оглядев почти безлюдную торговую площадку, решила наплевать на эту затею и стала приставать с расспросами к бабе Тане.

Долгое время моя новая знакомая торговала овощами в Академгородке, а теперь уже два года – завсегдатай на торговом пятачке возле ТЦ «Меркурий».

— Думаешь, от хорошей жизни сюда хожу? – тяжело вздыхая, делится со мной сердобольная старушка. – Льготы на лекарства сняли, а у меня инвалидность второй группы. Как хочешь, так и выкупай эти таблетки. А без них мне не жить.

По телевизору говорят одно: хвалятся перед Путиным, что всех стариков льготными пилюлями обеспечивают; в жизни всё происходит по-другому. Уж до того дошло, что бельишко латать начала. Вот и сижу тут с утра до вечера, чтобы концы с концами свести.

Некоторое время она терпеливо отвечает на мои вопросы-расспросы, а потом выпаливает в сердцах:

— Трындычиха! Замолчишь или нет? Меньше говоришь – умнее будешь казаться.

А потом, лукаво так поглядывая, добавляет:

— Между прочим, чтобы мне это козырное место в ряду занять, меня сюда сын к шести утра привёз. А ты к 11 утра заявилась и впереди меня свои коробки поставила…

— Чего же тогда не прогнали? – ухмыляюсь в ответ.

— Прогонишь тебя! Шустрая больно.

… – Почём помидоры? — прерывает наш диалог седовласая женщина.

— 200 рублей за кг, но вам по 180 отдам.

— Ты, девка, так проторгуешься, – веселится покупательница. — Я сама 10 лет на рынке торговала. Запомни, пока покупатель цену сам сбивать не начнёт, скидки не предлагай. Точно знаю: бедные люди обычно берут товар по предлагаемой цене. А вот те, что побогаче, так и норовят подешевле что-нибудь урвать.

Внимательно слушаю наставления, совсем позабыв о «страшной владелице» киоска, которая «всех строит».

— С прохода уходим! — подойдя со спины, кто-то очень требовательно постукивает мне по плечу связкой ключей.

— Не уйду, — ошалев от неприятных прикосновений, парирую в ответ.

— Пришла первый раз, а такая наглющая!.. Будешь себя так вести, всё, что наторгуешь, на штрафы отдашь, — слышу в ответ угрожающие нотки.

Как рассказали мне уличные продавцы, штрафы и предупреждения для них — дело уже привычное. «Облавы» полицейские устраивают через день: городские власти, во что бы то ни стало, решили прикрыть несанкционированный базарчик. Пока, правда, тщетно.

— Гоняют нас, ой, как гоняют, — делятся старики. – Через день «шмон» устраивают. В субботу были, вчера были, сегодня, наверняка, опять заявятся. Подходят, заставляют сворачивать «лавочку», отправляют домой. Мы делаем вид, что собираемся уходить, а сами остаёмся и продолжаем работать.

Несмотря на требования чиновников, пожилые люди ни за что не собираются сдавать своих позиций.

— Они нам постоянно твердят: «Идите на рынок». Да пусть сами туда идут! На центральном рынке все места уже заняты, да и торговля там — всего несколько часов в день. А возле «Меркурия» мы можем с раннего утра до позднего вечера торговать. Бегут люди с работы, что-то по пути домой у нас к ужину прикупят. Разве плохо? И им удобно, и нам. В 90-х годах рэкет нас терроризировал, а сейчас — местные власти…

К разговору подключаются и покупатели, невольно услышавшие наш диалог.

— Сколько помним, вас всю жизнь гоняли, а вы тут стоите: живехоньки, здоровехоньки. А сколько с тех пор властей сменилось?

— Я им тоже говорю: переживём, — в унисон заступникам говорит пожилой мужчина, торгующий картофелем. – Всегда тут стою, меня никто ни разу не оштрафовал. Я пенсионер федерального значения, так полицейским и говорю. Махнув рукой, они уходят, не составляя на меня протокол. Да и какой по большому счёту с нас, пенсионеров, спрос? Чем бабок гонять, лучше бы сделали для них санкционированный мини-рынок.

Эту идею собравшиеся поддержали дружным хором.

— Мы ещё при главе Александре Терепе ходили в администрацию и просили разрешение спокойно тут торговать.

— Мэров уже пять штук сменилось, но ни один не учитывает интересы простых людей. Мы читали в газетках, какие доходы сегодня у чиновников: больше миллиона рублей в год. Уважаемые! Нам бы ваши средства! Да разве бы мы тут стояли?!

… После услышанного и увиденного, торговать совсем расхотелось. Подарив бабе Тане помидоры (у неё, как оказалось, в этот день был день рождения), я свернула свою предпринимательскую деятельность.

Не вышло из меня торгового работника. Настоящим асам прилавка — честь и хвала! Но ведь рядом со мной возле «Меркурия» зарабатывали на жизнь вовсе не профессиональные продавцы. И делали они это отнюдь не из любви к торговому бизнесу.

… Вспомнилось прочитанное где-то: «В каждом городе есть бабушки и дедушки, которым стыдно просить. Поэтому они продают отвертку, книгу, старые часы или герань. По-моему, нам всем очень нужна эта герань».

Наблюдения

В торговых павильонах крытого городского рынка в будние дни не слишком многолюдно. На овощном рынке под открытым небом покупателей и вовсе нет.

Возможно, они сюда набегают в субботу-воскресенье. А возле «Меркурия» ближе к вечеру торговля оживляется. Понятно, почему за это место держатся пенсионеры, имеющие грядки.

Почему бы и впрямь не оборудовать здесь пару столиков под навесом?

Впрочем, не факт, что бабульку с укропом из-за такого прилавка не вытеснит «южный гость»: такие возле «Меркурия» тоже имеются. Продают: черешню, вишню, сумки, пододеяльники… Их отчего-то никто не гоняет.

Простая арифметика

Пенсия у ещё одной моей новой знакомой с базарчика, Валентины Трофимовны, 10 800 рублей.

«За квартиру» она ежемесячно отдаёт около трёх тысяч: «когда — 2 600, иной раз — 2 720…». До 500 рублей, а то и больше ежемесячно съедает телефон: дети далеко живут, междугородние переговоры, даже очень короткие, дороги. Плюс электроэнергия, домофон… На лекарства уходит больше трёх тысяч. На еду остаётся примерно столько же: чуть больше ста рублей на каждый день.

Теперь о побочных доходах. «Дачные» шесть соток не только обеспечивают картошкой и овощами, но с середины июня до сентября приносят лишнюю копейку. Валентина Трофимовна с утра до вечера — на грядках, три вечера в неделю подторговывает. Говорит: «В удачный день аж тысячу домой приношу!». В удачный месяц получается ещё одна целая пенсия!

 

Фото Ольги Кашиной

Обсуждение: 6 комментариев
  1. Гриша:

    Чуть слезу не пустить, когда про герань читал.

    Ответить
  2. Возмущенная:

    Скажите, господин мэр, чем вам мешают бабульки? Портят эстетический вид города? Вы бы лучше на другие проблемы посмотрели, которых в городе полным-полно. Надот реальные дела решать. а не с бабушками воевать!

    Ответить
    1. Баба Яга:

      Дв сем мешают. Против самих бабулек я ничего не имею против. Но надо же соблюдать хоть какие-то санитарные правила. Нельзя например машины мыть посреди двора. Для этого есть автомойки. Есть определённые места на рынке — пусть идут туда.
      Кстати, а с чего вы взяли, что мэр другие дела и проблемы не решает.

      Ответить
  3. Екатерина:

    У меня нет дачи. Ведь день я на работе. Вечером с работы иду, покупаю малинку и огурчики детям. Если этого рыночка не будет, дети мои останутся без овощей с грядки и ягод. Я против закрытия! На торце 35 дома, где раньше стояли киоски, или вдоль «Бухгалтера» можно оборудовать мини-рынок. Выглядеть будет не хуже, чем жуткие ларьки на площади! Запрещать проще всего. А можно ведь поискать решение.

    Ответить
  4. Оксана:

    Цены на этом стихийном «рынке» уж больно кусаются. Я никогда не покупаю здесь ничего и вам всем это советую. Просто опасно для здоровья!

    Ответить
  5. Ничего личного. Просто бизнес.:

    «В 90-х годах рэкет нас терроризировал, а сейчас — местные власти…»

    Персонажи все те же. Тогда их бизнесом был рэкет, теперь — власть. Первомайские, питерские…

    Капитализм – легитимный рэкет господствующего класса.©

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru