16 +  RSS  Письмо редактору
17:07, 10 сентября 2014

Спасти одинокую голодающую старушку попросил журналистов житель Бердска


По словам медиков, брошенные старики, которых привозят в больницу, это бич города.

45-фото 

Опираясь на трость, в редакцию зашел пожилой мужчина и прямо с порога принялся говорить о наболевшем: 

— Соседка у меня, Мария Михайловна, всеми брошенная. Дети ходят редко, от услуг соцзащиты отказываются. Мне кажется, она там голодная постоянно. Кое-как выйдет на лестничную клетку, стучит по перилам костылем, чтобы хоть кто-то на нее внимание обратил. Помогите.

Фантазия тут же нарисовала жуткую картинку. В памяти сразу всплыли  слова медиков, которые еще летом говорили, что одинокие, брошенные старики, которых привозят в больницу с опарышами в ранах – бич Бердска.

…Старая трехэтажка в центре города. Нажимаю кнопку дверного звонка, который запиликал не менее старой мелодией из  какого-то советского кинофильма.

— Иду, иду, уже иду, тока медленно, — очень громко, чтобы пришедший набрался терпения и дождался лязганья замка, оповестила бабуля.

И вот передо мной старушка — божий одуванчик. Платочек на голове повязан беленький, халат чистенький, глаз пытливый — улыбается. От сердца сразу отлегло, но чтобы убедиться, что у бабули все в порядке, начинаю расспросы. 

45-портретМарии Михайловне 96-й год. Несмотря на возраст, слышит и видит она прекрасно, на память тоже не жалуется. Правда, некоторые эпизоды из ее жизни очень удивили. Она поведала, что в войну в селе Бердском люди картошку прямо на асфальте сажали. На вопрос, почему и разве в те годы на улицах уже был асфальт, бабуля только и смогла, что пожать плечами:

— А кто её знает, власть эту? Они же вечно для людей всякую гадость придумывают.

В остальном рассказ ее был рассудителен: всю жизнь была домохозяйкой, потому что мужья семью «от и до» обеспечивали. А детей у Марии Михайловны было двое, и оба слушались жён беспрекословно. В том, что у  собеседницы характер еще тот, сомневаться не приходится.

— Меня все слушаются, —  рассказывает она. –  Сын каждый день приходит, еду приносит — у меня руки-то не гнутся, я сама готовить не могу. Пол моет, а вот купаюсь я сама, тут мне помощники не нужны. Что приносят покушать?  Дак что повкуснее и что по зубам: картошку, котлетки… Голодная не сижу. А вообще, люди — звери! Где звери? Да в телевизере! Я каждый день его смотрю. Украинцы – это же наша кровинушка,  а они войну там устроили! Сильно я из-за этого болею и спать потом не могу.

На вопрос: хотели бы вы жить с сыном, Мария Михайловна категорично ответила: «Нет».

— Тут я у себя дома! Тяжело, одиноко, но сама себе хозяйка. Они с внучкой приходят, доглядывают, а мне больше и не надо.

Сосед, который присутствовал при нашем разговоре, был сильно обескуражен:

— Мне одно говорит: и одиноко, и болит все, — вам другое… Может, все-таки опеку оформить или в дом престарелых? Там люди, там веселее… Не должны старики вот так, одни оставаться!

При словах «дом престарелых» мы с Марией Михайловной зашипели на неравнодушного соседа уже вдвоем:

— Какой дом престарелых? Родной дом — это же родной дом! Сын и внучка каждый день бывают…

…После того, как опрошенные мною соседи подтвердили, что родственники бывают у Марии Михайловны каждый день, что сын у нее хороший, заботливый, только замотанный, потому что жена у него сильно болеет, я со спокойным чувством отправилась домой. В этот момент с благодарностью думала о заботливом соседе. За неравнодушие его, за то, что сопереживать и болеть за чужих людей не разучился. А бывает ведь: старость, раны, голод — и дела до него никому нет.  Конечно, он  прав: не должны пожилые люди доживать свой век в одиночестве. Только некоторым стрикам и в самом деле проще одним жить, только бы близкие навещали; а другим плохо, одиноко. Но жизнь — она ведь не спрашивает, тут главное, чтобы без опарышей.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru