Воскресенье, 24 сентября 2017 16 +  RSS
Воскресенье, 24 сентября 2017 16 +  RSS
9:00, 16 августа 2017

Бердский фотограф Ольга Акулинина: «Животные интереснее людей»


Как из ненависти к жестокости по отношению к животным родилась любовь к фотоохоте? И какие открытия делает фотограф, снимая насекомых? Об этом «Свидетель» узнал у Ольги Акулининой, чья авторская выставка «Познавать, не убивая» открылась 9 августа в бердском музее. 

 – Расскажите, пожалуйста, когда и почему вы начали фотографировать?

– Лет пять назад мама подарила мне фотоаппарат. Тогда был достаточно сложный период в жизни, ещё свежи были в памяти тяжёлые воспоминания о работе в приюте для животных города Бердска. Нужно было отвлечься на что-то хорошее и жизнеутверждающее. Первые кадры сделала в Новосибирском зоопарке, а дальше… всё, как в тумане. Появилось желание снимать лучше, учиться, появился азарт. Специальных курсов и фотошкол я не заканчивала, благо, мы сейчас живём в такое время, что человек, при желании, может научиться всему самостоятельно.

 – Почему вы фотографируете насекомых, что вас в них привлекает

– Мой отец всю жизнь страстно увлекался энтомологией. Новая муха в коллекции доставляла ему поистине неописуемый восторг. С раннего детства я наблюдала корчащихся в предсмертной агонии жуков в морилке, бабочек отчаянно бьющих крыльями в сачке, распятых цикад и кузнечиков, огромное количество трупов насекомых, любовно проткнутых иголками и упакованных в рамочки. «Хорошо бы собрать коллекцию сушёных энтомологов», – думала тогда я.

Скорпионница необыкновенная

На мой взгляд, гораздо лучше познавать природу и учиться у неё позволяет фото- и видеосъёмка, наблюдение за живыми жуками, пауками, зверями и птицами. Чем больше погружаешься в макрофотографию, тем больше удивительных вещей открывается перед тобой. Ты начинаешь понимать, какой огромный мир находится под ногами, мир, не заметный на первый взгляд. Чем больше снимаешь, тем больший просыпается азарт. Хочется сфотографировать ещё и быстрого шмеля, но пока не получается. Значит, есть к чему стремиться и куда расти.

Своими снимками я хочу показать, что изучать животных, насекомых и природу можно, не убивая, а наблюдая и сохраняя.

Лигр

Нужно добавить, что с детства животные были мне гораздо интереснее людей. Сколько себя помню, в квартире всегда была живность: то спасённый грач Гришка, которого подобрали мои родители, вылечили и оставили у нас жить; то скворец. Черепахи, собаки, ёжики, рыбки, перепёлки, морские свинки… К наблюдению за животными я привыкла давным-давно.

 – Как происходит процесс съёмки: в каких местах, в какое время суток, сколько занимает времени?

Лучше всего фотографировать на рассвете и на закате (у фотографов это называется «golden hour» – золотой час), в это время свет наиболее мягкий и красивый. В «обед» солнце светит очень ярко, если не использовать отражатели (а при съёмке насекомых, зверей и птиц это не всегда возможно), тени получаются жесткие.

Диалог

Что касается насекомых, удобнее всего их снимать в прохладную погоду или, опять же, на рассвете, когда они ещё сонные. В это время к ним можно подкрасться чуть ближе, чуть дольше выбирать ракурс снимка, не думая о том, что у тебя есть всего лишь доли секунды до смены положения модели или до того, как она убежит-перелетит на следующий цветок.

Основной массив снимков насекомых за прошедшие пару лет сделан у меня на огороде. Я живу в частном секторе на берегу Берди, тут особая экосистема. Берег затянут ряской, растут камышовые заросли. Пару раз я даже видела тарантула! Разнообразие насекомых очень большое, надеюсь, недостатка в «моделях» у меня не будет ещё долго. Такой вот тренировочный фотополигон на грядках.

Иногда хожу в дендропарк снимать – тоже удивительное место по своему разнообразию флоры и фауны.

Ольга Акулинина делает свои фотошедевры прямо на собственном огороде

История кадра

Ольга Акулинина поделилась несколькими историями о том, как были сделаны те или иные фотографии. Порой ради удачного снимка ей приходилось часами выслеживать «добычу» и проявлять чудеса находчивости. 

 Зеленый ниндзя

Зеленые кузнечики – настоящие мастера маскировки. Их выдает лишь стрекот. На слух я нахожу их в зарослях. И они тоже слышат меня. Когда остаётся пара шагов, приходится замирать минуты на две.

Я выследила героя этого снимка около шести вечера, и начались прятки. Он заметил меня и стал скакать по рядам кукурузы. Знаю, что он прямо здесь, ищу глазами: опять он выскакивает прямо из под носа! И ещё четыре метра я медленно подхожу к точке его приземления. Ближе к семи вечера я слежу за стеблем, на который он скакнул парой минут ранее, и затаился. Тут у кузнечика кончилось терпение и он решил посмотреть, где я: внезапно стебель кукурузы обхватила зеленая лапка, затем показалась вторая. «Сейчас выглянет», – подумала я. И вот он, любопытный глаз. Щелчок затвора. Я сделала кадр как раз вовремя – свет дня окончательно угас.

«Пакетик считаем?»

Во время посещения бердской городской свалки больше всего меня поразило количество пакетов из супермаркетов. Они везде: в кучах, под ногами, на дороге, на деревьях и кустах, на траве, пустые и полные… их тысячи!

Посещая свалку, я ищу встречи с биологическим сообществом и неизменно нахожу его, но каждый раз наблюдаю и изменения в характере мусора. За последние годы пакеты стали превалировать надо всем. Мы покупаем вещи, нам упаковывают их в пакеты, затем, надоевшие, но ещё пригодные предметы в этих же пакетах отправляются на свалку. И мы снова идём в магазин. И снова покупаем… Последний раз, когда я поехала фотографировать колонию черных коршунов, прямо при мне приехала машина и вывалила кучу неиспользованных лакокрасочных и художественных материалов, включая опасную химию – полные бутылки и канистры с растворителями и смывками. И это при том, что в нашей стране масса людей не может позволить себе купить краски и кисти. Бездарный расход ресурсов и чудовищное отношение к природе просто поражают.

Внезапное пике

Случайные кадры не редко оказываются в числе любимых. Иногда планируешь снять одно, долго готовишься, целишься, выстраиваешь композицию кадра, как вдруг налетает порыв ветра и ломает всю стройную картину. 

При съёмке животных подобное происходит во много раз чаще. Большинство из них очень активные, шустрые и пугливые.

Эта ворона неподвижно сидела на берёзе, её профиль был четко вырисован. Складывалась статичная графичная картинка в минималистическом стиле. Когда я уже было нажала спуск затвора, ворона внезапно сорвалась в пике, камнем, вертикально вниз. Я лишь успела чуть сдвинуть камеру: птица осталась в кадре.

О новый дивный мир

 – Что нового и интересного вы узнали о жизни насекомых и животных, благодаря фотографии?

Что муха-скорпионница ворует еду у паучка; что «длиннолапые» пауки (не знаю их название, к сожалению) более агрессивны, чем пауки-крестовики и буквально выживают их, занимают их паутины и воюют с ними; что на городской свалке обитает огромная колония черных коршунов, которая мирно сосуществует с несколькими видами чаек и не только; что сфотографировать шмеля – это сложная задача, настолько он шустрый; что муравьи являются пастухами для тли; что паутина в утренней росе – это потрясающе красивое зрелище; что кошка – беспощадный хищник. Я узнала много новых насекомых, например пищальника, с очень красивыми глазами, муравьедку, осу-блестянку, больше похожую на ожившее ювелирное изделие.

 – Как изменился ваш взгляд на мир?

Ловец сфер

Мой мир стал больше, ярче и интереснее. Практически каждый день я открываю для себя что-то новое, будь то неведомый мне ранее вид насекомого или технические аспекты съёмки и обработки фотографий. А возможность создавать и, простите за пафос, творить сделала меня поистине счастливым человеком. Жизнь слишком короткая, чтобы просиживать её в соцсетях или на диване у телевизора, гораздо лучше лично познавать этот мир, а фотоаппарат является прекрасным инструментом для этого.

Люди съели овец

За секунду до атаки

Вечер на поле

Фото Ольги Акулининой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru