Вторник, 17 октября 2017 16 +  RSS
Вторник, 17 октября 2017 16 +  RSS
11:47, 14 сентября 2017

Специалисты бердского центра помощи семье и детям: «Нельзя закрыть дверь и забыть»


Практически каждый ребёнок, который оказывается в «Юноне», имеет свою трагическую историю.

На днях центр помощи семье и детям «Юнона» отметил своё 17-летие. Все эти годы центр оказывает услуги горожанам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Искалеченные детские судьбы, социальное неблагополучие — это лишь вершина айсберга огромного пласта работы, который ежедневно выполняют сотрудники центра.

– Порой мы удивляемся, как ребенок вообще выжил? Как после всего, что пережил, он может играть и улыбаться? – говорит Тамара Иванова, педагог-психолог приюта для детей, оставшихся без попечения родителей. –  Очень много случаев самого разного насилия — и сексуального, и физического: увы, многих детей в семье регулярно бьют. А сколько детей подвергаются психологическому насилию! Кстати, когда дома нет игрушек, это тоже своего рода насилие, потому что ребёнок не имеет возможности развиваться…

– Страшно, когда на вопрос: «Чем ты играешь?», – малыш отвечает: «Пустыми бутылками». А теперь представьте: если дошкольное детство проходило в таких условиях, то каково придётся ребенку в школе?

– У нас не бывает простых случаев, они все сложны. Но за годы работы центра мы уже научились справляться с самыми разными ситуациями. Безвыходных не бывает. Работаем с родителями: кто-то сразу берёт себя в руки, а кто-то просто не понимает, почему это он не может бить своего сына или дочь, – рассказывает Тамара Иванова. – Тогда мы с ребёнком прорабатываем способы, которыми он может обезопасить себя. К примеру, если он знает, что родители пошли за спиртным, а когда выпьют, непременно начнут драться, то ему стоит заблаговременно – «пока не началось» – уйти к бабушке. Словом, мы детально разбираем разные ситуации.

Разумеется, отдушиной становятся результаты работы.

Сейчас в отделении приюта находится четырёхлетняя девочка, которая на момент поступления произносила лишь два слова: «да» и «я». За пять месяцев в приюте ребёнок начал говорить предложениями.

– Когда мы только начинали работать, к нам поступали более сложные дети: они ломали кровати, сбегали из приюта, чтобы покурить или выпить. Были девочки, которым настолько хотелось встречаться с мужчинами, что они спустились со второго этажа по простыням! Но всё это далеко в прошлом. Сегодня мы уже практически сканируем их мысли и наперёд угадываем их действия, – рассказывает Тамара Михайловна.

Как избежать эмоционального выгорания, когда ежедневно приходится работать с детьми, пострадавшими от домашнего насилия? Когда ежедневно приходится заглядывать беде в глаза?  Профессиональными секретами делятся специалисты разных отделений центра «Юнона».

Человек – человек

Маргарита Бондарева, воспитатель отделения приюта для детей, оставшихся без попечения родителей,  трудится в центре уже 15 лет.

– За это время я действительно переживала два момента эмоционального выгорания. В первый раз я сменила сферу деятельности: уходила на должность специалиста по социальной работе с населением. А потом и вовсе увольнялась. Но через какое-то время поняла, что именно здесь моё место. Вернулась.

К нам зачастую попадают дети, которые видели мало хорошего. Поэтому по возможности стараюсь показать им другую жизнь: мы смотрим старые мультфильмы, обязательно читаем книги (у многих дома и книг-то нет!). Порой не хватает времени для того, чтобы подойти к каждому. Тогда интуитивно находишь самого агрессивного ребёнка: он сейчас более всего нуждается в ласке и заботе. А если вспышка агрессии всё же случится, достаточно лишь сильно удивиться: «Это ты? Ты так можешь?»… У ребёнка раскрываются какие-то внутренние резервы, он учится себя сдерживать. Но не только мы воспитываем детей, это обоюдный процесс, – рассуждает Маргарита Анатольевна.

– 13-летняя девочка выбрала меня объектом для издевательств: хамила, передергивала мои слова, кривлялась, настраивала детей на бунт против меня, – рассказывает педагог. – Возникла проблема, которую нужно решать. Я не могла уйти с работы, закрыть дверь и забыть; я ложилась спать и просыпалась с этой проблемой. Стала изучать дополнительную литературу… В конце концов, пришла к выводу, что я должна принять этого ребёнка безусловно: не с позиции педагог – воспитанник, а с позиции человек – человек, на равных.

Для этого требовался доверительный разговор. Я начала говорить с ней, как мама. Девочка оттаяла, раскрылась, расплакалась, рассказала о своей жизни, о своём детстве. Проблема была решена. У нас выстроились доверительные отношения. Тогда я поняла, как нужно работать с подростками. Я благодарна этому ребенку.

– Эмоциональное выгорание базируется на гневе и раздражении. А потому важна полноценная жизнь помимо работы: ходить в театры, посещать бассейн, отпуск по возможности проводить вдали от дома. Важно и то, что у нас замечательный коллектив: иду на работу и знаю, что увижу людей, которые мне приятны. Не сразу, конечно, но я пришла к тому, что живу в гармонии с собой, – делится секретами Маргарита Бондарева.

Светлячки на болоте

Наталья Балашова – логопед-дефектолог, работает в отделении реабилитации несовершеннолетних с ограниченными умственными и физическими возможностями.

– Конечно, бывает непросто. Но есть один огромный плюс: мы видим результат своей работы, это помогает не сдаваться и двигаться дальше. Когда понимаешь, что ты помог семье, помог ребёнку, это всегда радость. Я по натуре оптимист, всё плохое быстро забываю, мне сложно вспомнить ситуации, которые эмоционально истощали бы меня. Хотя, разумеется, бывает, что накапливается усталость: я чувствую, что перестаю близко принимать ситуацию человека. Значит, нужно срочно что-то делать!

Много лет назад моя коллега научила меня справляться с негативом. Было ощущение, что вокруг болото, по которому я бреду… Мне тогда сказали: сделай так, чтоб вокруг тебя стало светло и чисто, а где-то рядом кто-то ещё зажжёт свой фонарик, и ещё… И когда таких светлячков станет много, болото исчезнет. Я поняла, что единственный выход – самой жить по законам правды, чистоты, добра, тогда света вокруг станет больше. Когда иду по улице, обращаю внимание не на брошенный мимо урны мусор, а на картинки, которые хочется фотографировать. Другими словами, ищу позитив вокруг себя.

– Недавно меня покусал ребенок, – вздыхает Наталья. – Ну, что теперь? Выгонять его? Он же не виноват! А моя задача — помочь ему, помочь его маме. Зато другой ребёнок, узнав, что я коллекционирую божьих коровок, нарисовал мне огромный рисунок и прислал его по почте с Алтая…

 

Равнодушных нет

– Бывают ситуации, которые выбивают из колеи. Работаешь с семьёй, делаешь всё возможное… И уже кажется: мы нашли общий язык, ситуация начинает меняться в лучшую сторону: родители перестали выпивать, устроились на работу, начали участвовать в жизни ребёнка… И вдруг!.. Человек уходит в запой, а мы возвращаемся к исходной точке. Всё сначала! 

– Если нет отдачи, возникает ощущение неудовлетворённости. Только отправишь в реабилитационный центр одну горе-мамашу, как другая бросает оформление ребёнка в школу, потому что в её жизни появляется новая любовь: наркозависимый мужчина. Ребёнок в школу не идет. Порой просто опускаются руки! – говорит  Галина Мухина, специалист по социальной работе отделения профилактики безнадзорности несовершеннолетних.

– Но работа у нас такая, что нельзя «закрыть дверь и забыть»: равнодушные люди здесь не задерживаются. В любое время суток может раздаться звонок, и я услышу в трубке плачущий голос ребёнка, чья мама снова запила, к примеру. Приходится срываться с места, ехать и помогать. Домашние уже привыкли к тому, что у меня такая работа.

Помогают коллеги, с которыми можно поделиться своим грузом, попросить совета, поддержки. Кроме того, в нашем учреждении много проектов (например, я веду занятия в Школе приёмных родителей) — это помогает переключиться и не зацикливаться на том, что пока не получается.

– Конечно, есть и позитивные моменты: приходишь на работу, а тебя ждёт открытка от ребёнка, где написано «Галина Алексеевна, я вас люблю!». За это можно многое стерпеть! А ведь это была открытка от ребёнка, родителей которого всё же пришлось лишить прав, а самого передать в приёмную семью…

фото из личных архивов собеседников и svopi.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru