Воскресенье, 19 ноября 2017 16 +  RSS
Воскресенье, 19 ноября 2017 16 +  RSS
9:03, 10 ноября 2017

Новосибирский физик рассказал о пользе радиации


Первым начал применять радиационную обработку пищевых продуктов СССР. Сегодня эта технология используется во всём мире. Кроме России. 

Что это за технология, и стоит ли её опасаться, рассказал руководитель Центра радиационных технологий Института ядерной физики СО РАН и НГУ, кандидат технических наук Александр Брязгин. 

– Облучение пучком электронов или гамма квантами служит единственной цели — обеззаразить продукты питания, чтобы тем самым продлить их срок хранения. Проведённый на рыбных пресервах эксперимент показал, что уровень микробиологического загрязнения этого продукта снизился, а его вкусовые и физико-химические показатели остались в норме. При этом срок хранения увеличился с 10 до 45 суток, – рассказывает Александр Брязгин.

Вообще эта технология не нова, отметил собеседник «Свидетель». Первой страной в мире, которая начала это делать, был — представьте себе! – СССР. Постановление, разрешающее обработку картофеля и ввозимого из Канады зерна, было издано ещё в 1958 году.

– Чтобы очищать зерно от канадских вредителей, наш институт поставил в Одессу два ускорителя. Они работали долгие годы, но после, того как Россия из импортёра превратилась в экспортёра зерна, обработка потеряла смысл, – рассказывает Александр Брязгин.

– В наше время появление современных, более мощных, ускорителей дало новый толчок к развитию этой технологии во всём мире. К сожалению, несмотря на принятые в России ГОСТы, наша страна пока отстаёт в этом направлении. Сказываются стереотипы о том, что радиация — это неизбежное зло, и производители пищевой продукции опасаются потерять её сбыт.

Действительно, ионизирующее излучение убивает всё живое: микроорганизмы, насекомых. Но сам продукт при этом не меняет своих свойств, он просто обеззараживается. Как только ускоритель выключили — процесс завершён, в продукте не остаётся никакой остаточной радиации. Такого же эффекта добиваются с помощью тепловой обработки, но она совместима не со всеми видами продукции. При химической обработке и консервации внутрь организма неизбежно попадают посторонние вещества.

Электронный ускоритель для обработки продуктов стоит от одного миллиона евро.

Без ядерных реакций

Александр Брязгин утверждает, что облучение совсем не меняет качество еды. 

– При использовании энергии меньше 10 МэВ никакие ядерные реакции не возникают, мы взаимодействуем только с внешними электронными оболочками и вызываем лишь химические реакции, – объясняет он. – После выключения ускорителя можно сразу же заходить в помещение, никакой радиационной опасности нет.

Конечно, теоретически при обработке в продукте возникают свободные радикалы и, случайно взаимодействуя друг с другом, они могут образовывать какие-то вредные вещества. Вопрос в том, в каких количествах. Комиссия экспертов из МАГАТЭ, Всемирной организации здоровья, а также Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН после большого количества экспериментов заключили, что при малой дозе облучения количество вредных веществ, которые образуются, ничтожно; качество продукта не изменяется. При термообработке и консервировании происходит то же самое: образуются радикалы и продукты их рекомбинации.

 – Можно ли с помощью облучения придать продуктам ещё какие-то свойства?

– В том-то и дело, что нет. При этом способе пища не приготавливается и никак не меняет своих свойств, она только обеззараживается.

 – Обрабатывают ли таким способом продукты в России?

– Институт продал уже сотни машин, в том числе и для обработки пищевых продуктов, в США, Индию, Польшу, Китай и другие страны. Но в России пока эта технология «не идёт». К нам постоянно обращаются производители, мы делаем для них пробное облучение, но… радиофобия в нашем обществе ещё слишком сильна. На данный момент мы успешно занимаемся только стерилизацией медицинских инструментов.

 – А какие продукты выгодно так обрабатывать?

– Всё зависит от их цены. Чем дороже продукты, тем выгоднее. Технология хороша для тропических фруктов и специй, которые уже давно и массового облучают в других странах, а также для морепродуктов и мясных полуфабрикатов.

Например, сейчас российская колбаса в Китае считается премиальным продуктом, но пока наши производители её туда довезут, она испортится. С помощью нашей технологии они могли бы значительно расширить рынки сбыта.

 – Как быть с радиофобией, распространённой у населения?

– Ко всему нужно подходить осознанно. Человечество узнало о радиации не так давно и, к сожалению, сразу с плохой стороны. Сначала люди заболевали на добыче урана, потом произошли катастрофы в Чернобыле и Фукусиме. Тем не менее, радиация всегда существовала и существует вокруг нас; более того, она помогает нам жить, а именно видоизменяться и приспосабливаться к изменчивому миру.

Радиация широко используется в производстве. Вы знаете, что сейчас почти все электропровода облучены? Облучение улучшает свойства изоляции, повышает температуру возгорания и плавления, тем самым спасая от пожаров. А туристические коврики из пенополиэтилена? Их же никто не боится! Хотя они тоже сделаны с помощью наших ускорителей. Радиация широко используется в медицине. И если радиационные технологии использовать осознанно, то качество нашей жизни будет улучшаться.

Справка

Обработку пищевых продуктов ионизирующим излучением применяют для того, чтобы снизить до нормы или полностью исключить содержание в продуктах патогенных микроорганизмов, снизить микробную нагрузку и заражённость насекомыми, подавить прорастание корнеплодов и увеличить срок годности скоропортящихся продуктов.

Во многих странах в коммерческих целях для облучения пищевых продуктов используют промышленные установки.

ГОСТ 33339—2015 введён в действие в качестве национального стандарта Российской Федерации с 1 января 2017 года.

Пионер из Бердска

На первый взгляд, помещение, где проводят электронное облучение медицинских изделий, похоже на обычный небольшой завод. 

В первом зале – склад продукции с надписями «Стерильно» и «Нестерильно». Попасть во второй зал сложнее. На входе за несколькими мониторами и пультом управления сидит оператор. Весь процесс обработки проходит в бункере с бетонными стенами 1,5-2 метра толщиной.

Александр Брязгин просит ненадолго выключить ускоритель. Пару минут мы ждём у входа.

– Во время работы ускорителя образуется большое количество озона, которое может повредить лёгкие, поэтому там включена мощная вытяжка, – объясняет учёный.

Скрепя сердце, захожу в бункер вслед за ним. Действительно, воздух пахнет, как после грозы. Помещение разделено на две части: в верхней – установка, снизу – конвейер с продукцией. Коробки с медицинскими изделиями двигаются очень быстро и не успевают нагреваться, однако этого достаточно, чтобы они стали стерильными.

Здесь же можно обрабатывать и пищевые продукты, для этого нужно лишь уменьшить мощность ускорителя.

– Мы стартовали в начале 2000-х годов, и первым клиентом стала компания с бердской пропиской – «Здравмедтех», которая производит одноразовую медицинскую одежду и принадлежности, – рассказывает Александр Альбертович. – Сейчас мы обслуживаем около 40 компаний-производителей медицинских изделий со всего СФО. К нам даже привозят на стерилизацию медицинские изделия из Москвы.

Товары возят сюда фурами. Производительность по стерилизации медтоваров — несколько тонн в час, продуктов — десятки тонн в час. Мощности позволяют сотрудничать с самыми крупными производителями.

– Мы организовали этот стенд для демонстрации возможностей технологии. Наша основная цель сегодня — не заработать деньги, а продвинуть технологию на рынок, развить радиационные технологии и в стране, и в мире, – говорит Александр Брязгин.

 

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru