Вторник, 12 декабря 2017 16 +  RSS
Вторник, 12 декабря 2017 16 +  RSS
12:39, 22 ноября 2017

Бердский депутат рассказал, как перестать мёрзнуть, не повышая тариф


Почему в самом начале зимы горожане уже жалуются на холод в своих квартирах? Почему КБУ не придерживается температурного графика? Спасёт ли городской теплоэнергетический комплекс концессия? Об этом – наш разговор с депутатом горсовета Михаилом Гоголем.

 – Михаил Владимирович, вы входите и в наблюдательный совет КБУ, и в рабочую группу по рассмотрению предложений по развитию городского теплоэнергетического комплекса, поэтому в курсе всех проблем и Комбината бытовых услуг, и городского ТЭК в целом. Объясните, какие меры следует принять для того, чтобы КБУ наконец-то перестало быть убыточным предприятием и вышло на уровень рентабельности?

– Вариантов два: либо соразмерное с затратами КБУ увеличение тарифа для потребителя, что невозможно в рамках действующего регулирования тарифов, либо возмещение выпадающих доходов предприятия за счёт бюджетов различных уровней. Такая практика есть: дотации по обращениям директора КБУ Александра Кожина предприятию уже выделялись в сумме 34 миллионов рублей, которые пошли на погашение задолженности перед поставщиками. Но дотации выделяются не регулярно, а время от времени, не гарантированно и не своевременно – когда, образно выражаясь, поезд уже ушёл.

 – Недавно Александр Кожин обратился за помощью к муниципалитету для получения муниципальной гарантии для обеспечения платежей «Межрегионгазу» на сумму просроченной задолженности. Речь идёт о 20-30 миллионах рублей. Это обязательно? И чем взятие на себя таких обязательств чревато для города?

– Таково требование закона, так что муниципальную гарантию придётся давать без вариантов. А чревато тем, что требуемую сумму придётся закладывать в городской бюджет, урезая при этом какие-то программы. Если КБУ будет выдерживать график платежей, то деньги эти никуда из города не уйдут. Но если наступят какие-нибудь форс-мажорные обстоятельства, город эти деньги потеряет.

– А эти форс-мажорные обстоятельства могут наступить?

– В нашей стране может наступить всё, что угодно. Но пока видимых причин для беспокойства нет: график текущих платежей Комбинатом бытовых услуг соблюдается, сумма долга из года в год сокращается. Выросла финансовая дисциплина населения: уже нет такой массы злостных неплательщиков, как в предыдущие годы.

 – Но если подавляющее большинство жителей многоквартирных домов в нашем городе своевременно платят за тепло и воду, то они вправе взамен ожидать качественных услуг. На практике же не успела зима наступить, как люди начали жаловаться на холод в своих квартирах. Что происходит?

– Причин может быть несколько. В этом году, например, по предписанию КБУ уменьшены диаметры дросселирующих устройств, устанавливаемых в узлах управления в подвалах многоквартирных домов. Как результат, в квартирах на крайних этажах температура недостаточно высока, и жители этих квартир мёрзнут.

Далее: на последнем заседании штаба по прохождению отопительного сезона прозвучала информация, что в ряде многоквартирных домов температура теплоносителя на 10-15 градусов ниже предусмотренной температурным графиком.

– Но на том же штабе директор ТГК-1 Антон Блинов пояснил, что если ведётся круглосуточная диспетчеризация, то, по существующим правилам, от температурного графика можно отклоняться. А вы как считаете?

– Каждая управляющая компания заключает с КБУ договор теплоснабжения, и обязательным приложением к этому договору является температурный график – таково требование федерального закона 190ФЗ. Так что, по логике вещей, придерживаться температурного графика необходимо. Конечно, учитывая колебания температуры наружного воздуха, всегда есть некий «коридор», в рамках которого допустимо отклонение от температурного графика. Но смотря, на какую величину. Скажем, отклонение на пять градусов – это допустимо, а вот на 15-20 – уже критично.

 – Но ведь чем ниже температура в квартирах, тем меньше их хозяева платят за тепло. Выходит, руководство КБУ почему-то проводит политику, невыгодную для экономики предприятия?

– С одной стороны, да. С другой же стороны, снижение температуры теплоносителя ведёт к сокращению потребления топлива котельными – а долги Комбината бытовых услуг за газ и так непомерно велики. Александр Кожин – грамотный руководитель, у него во главе угла стоит экономика предприятия. И при этом он не нарушает закон: замеры по жалобам жителей показывают, что, как правило, температура в их квартирах в пределах нормы – 20 градусов и выше. Иное дело, что для значительного числа жильцов такая температура некомфортна, и они предпочли бы платить больше, но при этом ощущать комфорт.

Кстати, я когда-то задавал Александру Кожину вопрос: если большинство жителей многоквартирных домов в нашем городе захотят, чтобы температура в их квартирах была не 20 градусов, а, скажем, 24 – возможно ли это осуществить? Он тогда ответил, что для этого потребовалось бы поднимать тариф. Я же считаю это возможным и без повышения тарифа.

 – Каким образом?

– По показаниям общедомового прибора учёта. Сколько прибор покажет, столько жители этого дома и заплатят – в рамках существующего тарифа.

 – Нас в своё время убеждали в том, что общедомовой прибор учёта – верный путь к экономии. Но приборы учёта мы поставили, а меньше платить не стали. Почему?

– Сам по себе общедомовой счётчик экономии не даёт. Он, как весы, показывает, сколько тепловой энергии мы фактически потребили. Экономия – это утепление наружного контура здания, пластиковые окна, автоматическая система погодного регулирования, какие, к примеру, стоят сегодня во всех детских садах и школах. Вот такая система, если она грамотно поставлена, налажена и отрегулирована, даёт до 20% экономии. Но в жилых домах такие системы пока что диковинка. У меня на округе, например, такой автоматической системой погодного регулирования оснащён всего один дом – № 12 на улице Вокзальной – и уже, по словам жителей, эта система даёт эффект. Несомненно, за такими системами – будущее.

 – Но это – в будущем. В сегодняшней же реальности – постоянные нештатные  на сетях и на центральных тепловых пунктах и тому подобное. Как вы прокомментируете ситуацию?

– Относительно причин неполадок на ЦТП ничего сказать не могу – не обладаю полной информацией. Скажу другое: у Комбината бытовых услуг в режиме онлайн есть дистанционный доступ ко всем узлам учёта в многоквартирных домах. Это здорово! А вот к бюджетным организациям и предприятиям, к сожалению, такого доступа нет, не говоря уже о других потребителях. По ЦТП совсем грустно, в большинстве они вообще не оборудованы приборами контроля характеристик ресурса, хотя когда-то такая система была в микрорайоне.

А если бы такой дистанционный доступ был везде – и к котельным, и к ЦТП, и к приборам учёта у потребителей – это наглядно показывало бы и распределение тепла, и его фактические потери, и значительно сократило бы время на устранение аварий. Сразу было бы видно место этой аварии, а сейчас его приходится искать порой продолжительное время. В планах КБУ установление такого дистанционного доступа к центральным тепловым пунктам есть, но когда именно это будет сделано, пока неизвестно, так как требует значительных затрат.

 – Уже несколько лет функции абонентского отдела в КБУ осуществляет «Новосибирскэнергосбыт». Не излишняя ли это роскошь: содержать этого агента и без того убыточному предприятию?

– Я не уверен в целесообразности пользования услугами НЭСа. Раньше в КБУ был полноценный абонентский отдел, и он вполне справлялся со своими обязанностями по сбору платежей. Другое дело, что счета Комбината бытовых услуг арестованы, и все расчёты с поставщиками, все платежи сегодня осуществляются через НЭС. «Новосибирскэнергосбыт» сегодня нужен для ритмичной, непрерывной работы КБУ. Но в качестве абонентского отдела он вызывает слишком много жалоб от потребителей. На наблюдательном совете вопрос о целесообразности пользования услугами «Новосибирскэнергосбыта» уже поднимался. Пока изучаем ситуацию.

– Концессия – единственный путь для вывода КБУ из кризиса?

– Скорее всего, да. Но я за грамотную концессию. Хотелось бы съездить туда, где подобная концессия уже действует. Посмотреть, потрогать всё своими руками – а потом уже принимать такое судьбоносное для всего города решение и в Бердске.

Что такое КБУ?

На правах хозяйственного ведения МУП «КБУ» осуществляет эксплуатацию:

  • 3-х источников тепловой энергии (котельных) установленной мощностью 243,8 Гкал/час;
  • 268,2 км тепловых сетей и 57 центральных тепловых пунктов;
  • 2-х станций очистки питьевой воды (НФС) с водозабором;
  • 296,4 погонных километров водопроводных сетей и 4 водопроводных насосных станций;
  • 133,5 погонных километра канализационных сетей и 13 канализационных насосных станций.

Долги тяжкие

  • В 2015 году убытки КБУ составили 116 960,63 тысячи рублей (в том числе по отрасли теплоснабжения – 58 863,29 тысяч рублей).
  • В 2016 году – убыток 80 925 тысяч рублей (в том числе по отрасли теплоснабжения – 51 101 тысяча рублей).
  • Первая половина 2017 года – убыток 44 895 тысяч рублей (в том числе по отрасли теплоснабжения получена прибыль 834 тысячи рублей).

Где теряется тепло?

Потери тепловой энергии при транспортировке:

  • Величина фактических потерь в 2016 году – 196,12 тысяч Гкал;
  • Технологические потери – 125,3 тысячи Гкал;
  • Коммерческие потери – 72,82 тысячи Гкал.

В том числе:

  • Завышенная температура теплоносителя – 9,05 тысячи Гкал;
  • Бесхозные тепловые сети – 4,7 тысячи Гкал;
  • Завышенная температура горячей воды – 43,1 тысячи Гкал;
  • Отсутствие первых ступеней теплообменников горячего водоснабжения в центральных тепловых пунктах – 11,9 тысячи Гкал;
  • Погрешность приборов – 4,07 тысячи Гкал.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru