Понедельник, 23 апреля 2018 16 +  RSS
Понедельник, 23 апреля 2018 16 +  RSS
15:26, 10 января 2018

Экономический прогноз на 2018 год: неопределённость и новый кризис


Каким был 2017 год для экономики России? И что ждёт нас в 2018-м? 

Своим взглядом на ситуацию с корреспондентом «Свидетеля» поделился ведущий научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, доктор экономических наук, профессор Владимир Клисторин.

— С экономической точки зрения внешние условия для нашей страны в прошлом году были необычайно удачными, — считает экономист. — Во-первых, мировая экономика росла гораздо быстрее, чем предполагалось: свыше трёх процентов — мировой рост ВВП, примерно столько же — в США, около 2% — в Европе, свыше 7% — в Индии и более 6% — в Китае.

Во-вторых, цена на нефть, наш главный экспортный товар, оказалась почти в полтора раза выше, чем закладывалось в бюджете и прогнозах. Это очень благоприятно сказалось на отечественной экономике. Но общий итог вышел слабым: около 1,5 процента прироста ВВП.

Реальные денежные доходы населения (с учётом инфляции) падали почти четыре года подряд. В конце года наметился скромный рост заработной платы, однако реальные располагаемые доходы россиян (то есть доходы за вычетом обязательных платежей: коммунальных, кредитных, штрафных и так далее) упали ещё сильнее. Так что даже на благоприятном внешнем фоне экономическое развитие страны оказалось не очень хорошим.

— Почему так случилось?

— Мне кажется, прежде всего, из-за крайней степени неопределённости, которая сдерживает желание людей совершать крупные покупки и провоцирует отток капитала.

В прошлом году лучшие результаты роста показала оптовая торговля. Розничная стагнировала, промышленность дала крайне маленький рост, а потом спад. Очень серьёзные проблемы продолжались в строительной отрасли.

 — Что нас ждёт в наступившем году?

— Скорее всего, это будет период стагнации. Если наметившийся в конце прошлого года спад в промышленности продлится ещё какое-то время, то мы даже можем угодить в рецессию.

Предполагаю, что вторая половина года будет сильно отличаться от первой. Во-первых, закончатся предвыборные повышения заработных плат. Во-вторых, скорее всего, будет отменён формальный мораторий на повышение налогов.

Неопределённость будет нарастать. Мы не очень представляем, в каком направлении пойдут цены на нефть: по идее, они должны скорректироваться и пойти вниз. Но события на Ближнем Востоке (например, в Иране) могут подстегнуть рост цен. Ещё один серьёзный риск для нашей страны – это замедление роста мировой экономики.

С последнего мирового кризиса прошло десять лет – приличный срок, за который могли накопиться какие-то диспропорции, сложности, ошибки. Новый случится не обязательно в 2018 году. Возможно, в 2019-20-м. Произойти может разное. Вдруг китайская экономика сильно замедлится, или биткоин обрушится – всё это может стать спусковым крючком для следующего мирового финансового кризиса.

В поисках философского камня

По мнению профессора Клисторина, главная внутренняя проблема нашей страны заключается в том, что правительство ищет, но не может найти новый драйвер экономического роста.

— Давайте вспомним, что было раньше, — продолжает собеседник «С». — В начале 2000-х годов бурный рост экономики обеспечивали торговля и платные услуги. Если вы проедете по Новосибирску, то увидите, как фантастически преобразился город за последние 15 лет: количество торговых площадей увеличилось, наверное, в четыре-пять раз.

Следующим драйвером стало жилищное строительство, что тоже видно невооружённым глазом. Далее – государственные инвестиции, то есть все наши мегапроекты типа Олимпиады в Сочи, а также наращивание инвестиций госкорпорациями типа Объединённой авиастроительной корпорации, Транснефти, Роснефти и так далее. Сейчас все судорожно ищут ту отрасль, которая может дать новый толчок для развития экономики страны.

— Что бы это могло быть, на ваш взгляд?

— Прежде всего — дорожное строительство. Вроде бы и сейчас в это дело вкладываются грандиозные деньги, но по факту оно концентрируется только в определённых точках, между населёнными пунктами дороги лучше не становятся. Почему построить высококлассную дорогу, например, между Москвой и Казанью – это какая-то огромная проблема?

Источником экономического роста могла бы стать поддержка частного бизнеса, а именно среднего и мелкого. Но для этого нужно снижение налогов, а также существенное смягчение кредитной политики Центробанка.

Мне очень не нравится, что правительство стремится управлять экономикой напрямую. Скажем, идея программы реновации понятна: нужно поддержать строительство, которое страдает от низкого спроса. Для этого правительство за счёт бюджета софинансирует программу, а это потребует увеличения налоговой нагрузки. То есть платить будут все, а получать — только строительные компании.

Или проекты типа чемпионата мира по футболу. Я не против футбола, но мне кажется, что строительство стадионов или реконструкция аэропортов в нескольких отдельных городах – это не очень хорошо.

Очень многие люди там, в Москве, ищут философский камень – какую-то грандиозную идею, которая бы всё изменила. Строительство дорог на такую идею, по их мнению, не тянет.

 — На 2018 год заявлено сразу несколько серьёзных социальных нововведений: выплаты при рождении детей, продление программы маткапитала, увеличение МРОТ. Очевидно, это связано с выборами президента. После них произойдёт откат?

— Скорее всего, до выборов мы увидим ещё какие-то шаги в этом направлении, но переломить тенденцию снижения доходов не удастся. Будет другое.

Все эти меры имеют короткий период действия, после которого всё возвращается на прежнюю траекторию. Скажем, повышение МРОТ. Будет это иметь положительное влияние? Да, работодатель окажется вынужден повысить персоналу заработную плату, что приведёт к некоторому росту доходов и в свою очередь скажется на торговле и сфере платных услуг. Но потом предприятия начнут неизбежно снижать издержки: кому-то повысят норму выработки, кого-то переведут на укороченный рабочий день, кого-то просто уволят.

Проблема нашей экономики не в том, чтобы её подтолкнуть, а в том, чтобы сменить тренд, но этого не происходит.

В целом я смотрю на 2018 год не очень оптимистично. Есть серьёзные вызовы и угрозы, и я рассказал наверняка не обо всех.

Но вот что хочу подчеркнуть. 250 лет назад известный экономист Адам Смит писал: чтобы поднять любую страну с низшего уровня варварства на вершины цивилизации, достаточно иметь мир, низкие налоги и стабильные законы. Если в наступившем году у нас это будет, то появится возможность улучшить положение дел, — уверен профессор.

Фото автора

Обсуждение: 2 комментария
  1. Евгений:

    Окей

    Ответить
    1. Гриня:

      Будем оптимистами. Картошка есть, сало есть, макароны купим. На этом наборе русский человек проживёт долго)))

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru