16 +  RSS  Письмо редактору
4:26, 27 июня 2014

«Лежачие» дети с ДЦП, оказавшись в седле, учатся двигаться


Римма Воротникова: «Я часто слышу фразу: у иппотерапии нет методик. Я готова доказывать обратное».

DSC_0871


Славику почти пять. На занятия в конный клуб мама принесла его на руках – ножками ходить он пока не может. Он лежит у нее на плече и улыбается. Знакомимся. Протягиваю ему руку – он крепко сжимает ее в своей ладошке.

В седло он сначала тоже ложится. Лошадь Буся привычно идет по кругу, а иппотерапевт Римма строго и настойчиво предлагает Славке сесть. И тот потихоньку, как бы нехотя, поднимается и… выпрямляет спину. Лицо мамы светится. Парнишка «тяжелый», на занятия к Римме они пришли три года назад, когда Славке было всего 1,9 – принесли его, лежащего пластом. Тяжелая атоническая форма детского церебрального паралича со спастикой нижних конечностей. За три года – прогресс существенный, хотя работать предстоит еще очень долго, но мама Наташа не отчаивается. Любая беда кажется не такой страшной, когда рядом появляются такие люди, как руководитель конного клуба «Аллюр» Римма Воротникова. Сегодня в «Аллюре» занимаются 35 детей-инвалидов.

Первая встреча ребенка с лошадью — всегда уникальна, и всегда все происходит по-разному.

— Кто-то бежит навстречу огромному животному, раскинув руки, не испытывая ни малейшего страха, а кто-то, наоборот, боится подойти ближе, чем на два метра. Тогда сначала усаживаем родителей, а малыш только смотрит, затем постепенно подсаживаем ребенка к маме или папе, и только потом начинаем потихоньку «сталкивать» родителя с лошади, чтобы остался один ребенок. Процесс привыкания, как говорят, может длиться до полугода, но в моей практике такого не случалось, — рассказывает Римма Владимировна.

— Иппотерапия — платная услуга, у меня коммерческая организация, мне нужно на что-то существовать. И второй аспект – иппотерапия должна быть платной, потому что ко всему тому, что бесплатно, сразу настороженное отношение. Для меня показателем является то, что родители водят сюда ребенка три года подряд. Моя специфика – очень сложные дети. Я могу больше, у меня больше опыта. Я совершенно точно знаю и могу объяснить, для чего нужно делать то или иное движение. У нас есть еще один иппотерапевт, который занимается с остальными детьми, ведь иногда к нам водят и здоровых ребятишек.

Дети, страдающие ДЦП, не могут исцелиться при помощи одного курса, им нужна постоянная нагрузка, постоянные занятия – два-три раза в неделю, с редкими исключениями.

65877987

В Новосибирске есть такая организация, как Гильдия иппотерапевтов Новосибирской области, ее председатель — доктор-реабилитолог Денис Евменов. В 2011 году, когда гильдия только создавалась, нас там было семеро – те, кто действительно имеет право этим заниматься. Мы периодически устраиваем какие-то конференции, мастер-классы, для того чтобы повышать свой уровень. В России, в отличие от многих зарубежных стран, где на протяжении длительного времени развивается иппотерапия, нет четкого стандарта иппотерапевтической помощи, не требуется даже наличие сертификата. Нет структуры, к которой иппотерапия принадлежит. На сегодняшний день иппотерапия не относится ни к министерству здравоохранения, ни к министерству образования. В этом есть большой минус – любой конный клуб может сообщить, что они занимаются иппотерапией и посадить ребенка на лошадь.

Но я за чистоту действий, потому что это огромная ответственность. Мы собираемся на мастер-классы, потому что возникает много вопросов. К примеру, я часто слышу фразу: у иппотерапии нет методик. Я готова доказывать обратное. Да, нет методик на каждого ребенка – их и быть не может. Но есть определенная методика лечебной физкультуры, которая разработана для того или иного заболевания. В рамках этой методики мы должны разрабатывать свои занятия. Помимо того, что мы знаем методики ЛФК, мы имеем еще и замечательный инструмент – лошадь, которую нельзя заменить никаким тренажером. Лошадь – это чувствующий, живой организм.

Когда человек сидит на лошади, а она двигается, его мышцы работают таким образом, словно человек идет. Это бесценное свойство для детей с ДЦП, которые не имеют возможности испытать эти ощущения, получить такую нагрузку на мышцы. И лошадь пассивно заставляет работать его мышцы так, словно человечек идет. А раз он идет, значит, мы стараемся разными способами сделать так, чтобы он удерживал себя вертикально в седле. Таким образом, он получает возможность проработать определенные мышцы, дать им импульс. Все относительно просто, если бы не было так сложно разработать программу для каждого человечка.

На сегодняшний день с больными детьми у нас могут работать три лошади. Нам приходится отдавать предпочтение не физическим данным животного, а психическим. Буся у нас терпила – она может напугаться того, что упал снежок, но никогда не дернется, если на ней сидит ребенок и орет, и даже если ее пытаются укусить за хвост – такое у нас тоже было.

В Новосибирске сегодня проходит достаточное количество соревнований для инвалидов: кубок мэра, есть паралимпийские соревнования за пределами области. Есть «Весенний переполох» — мы устраиваем фестиваль конного спорта среди людей с ограниченными возможностями. В этом году он получил статус международного, благодаря приезду команды из Казахстана. Нынче в фестивале приняли участие 75 детей. Это интегрированный фестиваль, где наряду с инвалидами с различными особенностями здоровья (паралимпийская программа для людей с нарушением опорно-двигательного аппарата и специальная олимпиада для людей с нарушением интеллекта), выступают здоровые дети в возрасте до 12 лет.

Фото Александры Ветровой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru