Воскресенье, 22 апреля 2018 16 +  RSS
Воскресенье, 22 апреля 2018 16 +  RSS
12:21, 21 февраля 2018

Режиссёр Алексей Янковский: «В театре можно всё»


Настоящим культурным событием для Бердска стал показ спектакля «Машина едет к морю» Санкт-Петербургского театра «Особняк». Актеры Дмитрий Поднозов, Анатолий Хропов, Алиса Олейник и режиссер Алексей Янковский пообщались с журналистом «Свидетеля».

20 февраля завершился III Всероссийский фестиваль камерных спектаклей и моноспектаклей «Один. Два. Три». В фестивале приняли как профессиональные театры, так и театральные учебные заведения. Было показано 19 спектаклей из театров Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Барнаула… Отличительная особенность этого фестиваля в том, что в постановке не могут быть задействованы более трех актеров. В результате спектакль «Машина едет к морю»  Санкт-Петербургского театра «Особняк» взял гран-при фестиваля в номинации «Профессиональные театры».

 -В Санкт-Петербурге много театров. Чем особенен «Особняк»? Расскажите немного о своем театре?

Дмитрий Поднозов (Д,П):

— Театру уже скоро 30 лет. Это негосударственный театр и никогда им не был. Его отличие от других разве что в самостоятельности. Мы делаем то, что нам хочется, а не то, что нам скажут…

А что хочется?

Д.П: — В разные периоды жизни хочется разного. С Алексеем Янковским (руководитель студии «АСБ») мы дружим не один десяток лет, он приходит в значимые этапы жизни театра. Когда-то он ставил в «Особняке» нашумевший спектакль «Активная сторона бесконечности», теперь вот — «Машина едет к морю». Анатолий Хропов — актер театра комедии, поэтому это друзья театра. Это одна из особенностей театра — могут собраться друзья и сделать что-то, что им нравится.

Дмитрий Поднозов — актер театра и кино. За его плечами — более сотни ролей в фильмах и сериалах.

— В нашем городе несколько лет витает идея создания театра. А в нынешнем году министерство культуры области поставило перед собой задачу все же создать в Бердске театр…В этой связи такой вопрос: для чего нужно ходить в театр?

Алексей Янковский (А.Я):

Когда человек задается вопросом «а зачем?», он уходит из профессии, из жизни. Человек — существо непростое, многоплановое. Есть низ и верх. Кто-то ходит в церковь и там общается с Богом при помощи своего рода артистов, одетых в рясы. А в театре человек общается с миром…

Театр — своего рода медитация. Это некий выход из повседневной жизни. Театр — это не то, что тебе рассказывают и показывают. Это особая атмосфера, где возникает особая форма жизни. В театре можно раздеваться, материться. А если нет этой атмосферы, то, когда люди на сцене матерятся или раздеваются, это выглядит пошло. В театре некие артисты говорят то, что ты боишься сказать себе в повседневной жизни.

Греки считали, что совместный просмотр спектакля сплачивает. Когда ты смотришь один, у тебя одно мнение, а в театре — у тебя тысяча рук и тысяча глаз.

Алисина мама была на репетиции спектакля в «Особняке». Ей понравилось, она очень смеялась.. А готовый спектакль она увидела здесь, в Бердске. В зале было много зрителей и она сказала, что все было более трагично. Но это не спектакль стал трагичнее, он каким был, таким и остался. Изменилась атмосфера…

Д.П: — Если вы хотите создать театр, то нужно меньше уповать на государство! С государством ничего не будет хорошего. Надеяться можно лишь на энтузиастов…

А.Я: — Такое впечатление, что в Бердске уже есть театр! Во время спектакля у меня было ощущение(и оно совпало с ощущениями Алисы), что мы играем на своей домашней площадке. И впечатления от ДК «Родина» остались самые благоприятные. Здесь работают настоящие артисты, с которыми можно оставить спектакль… Думаю, что театр создавать нужно, и нужно поддерживать все многообразие жизни. Вот Гитлера в свое время не приняли в художественную академию и случилась катастрофа.

— Должен ли театр воспитывать?

Д.П: — Нет. Это место, где можно собраться и, отрешившись от повседневности, поразмышлять над вопросами, которые и являются актуальными: «Зачем ты живешь? В чем смысл твое короткой жизни? Есть ли Бог?»… В церковь люди ходят из-за своей веры, а в театре человек может поразмышлять без веры.

 — Вы наверняка слышали о громком скандале в Новосибирском оперном театре с «Тангейзером», когда вмешалась церковь. Постановка молодого режиссера была снята с репертуара, директор театра лишился должности. Насколько правильно, на ваш взгляд, когда церковь диктует, каким должно быть искусство?

Д.П: Думаю, что здесь люди просто очень уважают государство и присосавшихся к нему церковников. С народом обращаются так, как он позволяет с собой обращаться. Это стало возможным только потому, что новосибирцы не возмущались.

 — Почему же? Возмущались!

Д.П: Значит — мало!

А.Я:Помните фильм «Берегись автомобиля», где герой Евстигнеева говорит: «Ходят слухи, что скоро народный театр вытеснит профессиональный»? Могу вас поздравить — свершилось. У нас же кругом артисты! Царю нужны шуты. Я смотрю на Жириновского, как на артиста. Ему не нужен театр, он ничего не будет смотреть, потому что он сам — народный артист.

Д.П: Да все люди артисты, каждый играет свою роль. Роль хорошего мужа, журналиста, президента.

Анатолий Хропов (А.Х): — Есть артисты, а есть актеры. Просто для актеров игра — это профессия.

А.Я: — А когда вы приходите в театр, вы сбрасываете все свои роли и становитесь просто зрителями. Как у Аверченко: даже если до этого он назывался вором, убийцей или фальшивомонетчиком. Но все это не значит, что театр воспитывает. Театр может лишь поставить вопрос, ответить на который каждый должен сам.

 — Отличается ли столичная публика от нашей?

Д.П: — Наверное, да, но в положительную сторону. Хотя у «Особняка» своя публика, свой культурный слой. А вообще в разных частях Земли совершенно разные вибрации природы, которые по-разному воспринимаются людьми, живущими в том или ином месте. Здесь чистые вибрации, чистый воздух, чистые люди. Я никогда не был в этих краях, но место показалось очень чистым.

— А вы бывали в Сибири раньше?

Как выяснилось, никто из моих собеседников, кроме, разумеется, Алисы Олейник, никогда не бывал в Бердске. Дмитрий Поднозов бывал в Красноярске, Анатолий Хропов — в Иркутске, а дочь Алексея Янковского родилась в Академгородке.

А.Я:Академгородок — это совсем другое, там много ученых… А в Бердск я ехать не хотел, мне представлялось, что это ужасное место. Но… Алиса сказала — надо, значит — надо. Это ее родной город.

Я представлял, что нас приведут в какой-нибудь жуткий ДК со скрипучими дверями, где будет сидеть сельская публика, а мы будем играть эту трудную вещь…

Словом, был во власти стереотипов. С самого начала я был удивлен. Съемная квартира, где мы остановились, оказалась вполне уютной, а вовсе не убитой, как это бывает обычно. В ДК нас встретили прекрасные люди. Сергея Маслова и Наталью Солодухину я пригласил к сотрудничеству, мечтаю поставить с ними спектакль..

 — Вопрос к Алисе. Накануне сибирских гастролей вы сказали в интервью «Свидетелю», что мечтаете показать спектакль «Машина едет к морю» в Бердске. Мечта сбылась. Каковы ощущения?

Мечта — мечтой, но ее нужно было реализовать. Все сбылось исключительно благодаря моей маме и Наталье Николаевне (от ред. Наталья Солодухина, режиссер театра «Гистрион»). Если бы не они, мы бы не приехали. Было приятно, что большая часть публики пришла осознанно, это не были люди, которые просто проходили мимо. Поэтому от публики прекрасные ощущения… Конечно, я здесь дома. Здесь моя кровь, здесь все родное. Я ведь выросла на этой сцене. Мне очень нравится фраза Тацуми Хиджиката: «Если театр может собрать зрителей в поле и они не разбегутся, то это победа». Я считаю, что играть можно где угодно и не нужно думать, как тебя примут. Всегда найдется хотя бы один зритель, для которого это станет чем-то глобальным. Когда-то именно так случилось со мной: в 16 лет я увидела спектакль театра «DEREVO», который в корне изменил всю мою жизнь.

Фото Ольги Кашиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru