Пятница, 17 августа 2018 16 +  RSS
Пятница, 17 августа 2018 16 +  RSS
8:09, 23 февраля 2018

За вертолетом, как за солнцем


Майор Головко не понимает, как и зачем четыре с половиной года Великой Отечественной сегодня умудрились «засунуть» в три странички школьного учебника. 

… С панталыку молодого человека сбил дальний родственник, приехавший в гости. После его рассказов о Ми-8 домочадцы поняли: «Толя заболел».

Несмотря на огромный конкурс, Анатолий Головко поступил в Саратовское военное авиаучилище. Стал осваивать азы лётного дела. И…

– Программа обучения в те годы в основном сводилась к теории, вылетов было мало. А хотелось летать! – вспоминает Анатолий Васильевич. – Недолго думая, втихаря мы, курсанты, написали письмо Брежневу, генеральному секретарю ЦК КПСС. Спустя какое-то время в училище понаехало много дядек в каракулевых папахах. И чуть позже нам сообщили: училищу присвоен статус высшего учебного заведения. Лётных часов стало больше.

…Первые годы службы молодого пилота прошли в приморском крае, в городе Спасск-Дальний. После была Германия. Затем — Афганистан.

Как кость в горле

В отличие от пацанов-срочников, в Афган лётчик Головко попал уже 30-летним; чётко понимал, что там ждёт, к чему готовиться. 

Полевой аэродром смешанной вертолётной эскадрильи находился близ города Газни. Это административный центр одноимённой провинции Афганистана, расположенный на высокогорном плато, с трёх сторон окружённый горными хребтами.

– Наши вертолётные отряды были для душманов, как кость в горле: мы уничтожали караваны, доставлявшие боевикам оружие, рекой текущее из Пакистана.

Происходило это так: ежедневно два вертолета МИ-8 со спецназом на борту под прикрытием МИ-24, одним из которых управлял Головко, облетали вверенную им территорию. Обнаружив караван, десантники осматривали его. Простых торговцев отпускали с миром, боевиков с земли и неба уничтожали. Чаще всего удавалось найти и обезвредить караваны, в которых насчитывалось от 30 до 100 вьючных животных. Но однажды пилоты наткнулись на очень жирную добычу.

– Обоз из 500 верблюдов, лошадей и ишаков первым обнаружил Герой Советского Союза, герой России, командир 325-го отдельного боевого вертолётного полка, полковник Николай Майданов, – вспоминает Анатолий Васильевич. – Маскировать свои караваны боевики умели очень хорошо: за считанные минуты, накинув на животных попоны, а на себя мешки, они делали караван невидимым с высоты. Но в тот раз все их старания были напрасны. Наш спецназ боевики встретили сильным огнём. Ценою жизни им нужно было довезти до места оружие. Полдня мы долбили их и с неба, и с земли – и успешно выполнили операцию.

За время службы в Афганистане пилоты вертолёта нередко и сами становились мишенью для моджахедов.

– Помню, мы сопровождали наш караван с провизией и ГСМ до места. А когда возвращались обратно, попали в засаду, – рассказывает Анатолий Головко. – Нас обстреливали с трёх сторон. Кое-как мы добрались до аэродрома. Стали осматривать вертолёт… До сих пор не могу понять, как после такой мясорубки экипажу удалось выжить. На боевой машине я насчитал 17 пробоин, было повреждено лобовое стекло…

Ещё был случай, когда «духи» зажали наш спецназ в очень неудобной позиции и три часа кряду обстреливали ребят, не давая поднять им головы. Положение спасла вертушка, грохнувшая огневую точку моджахедов. Потом спецназовцы приехали на аэродром, нашли «своего» лётчика» и со словами: «Если бы не ты!..» – вручили японский кассетный магнитофон. Анатолий бережно хранит кассетник до сих пор.

 Ребята что надо!

На вопрос, снятся ли ему небо и вертолёты, Головко говорит: «Редко». 

– Но если в небе вдруг услышу до боли знакомый звук, то кручу за вертолётом головой, словно подсолнух за солнцем.

– Летать – это здорово! – с огоньком в глазах восклицает мой собеседник. – Внешне я, как видите, не аленделонистый: рост – 163 см; когда училище окончил, весил всего 57 кг. Но когда ты садишься за штурвал машины весом 12 тонн!.. Непередаваемые ощущения!

Сегодня Анатолий Головко – руководитель Поста № 1 Мемориала Славы воинам-бердчанам, погибшим в годы Великой Отечественной. Для юноармейцев он проводит ежедневные тренировки, где они учатся ходить караулом и сменой, собирать-разбирать автомат… Под его руководством изучают военную историю, участвуют в викторинах, посвящённых ратным подвигам предков.

– Ребята у нас подрастают что надо, – считает их командир. – Вахту памяти они несут каждую пятницу, не считая праздников. Если морозы, да с ветром, жалею их, в караул не отправляю. Так они сами в бой рвутся! Говорят: «Давайте вместо положенных 50 хотя бы 25 минут вахту отстоим».

Чтобы в такие моменты за «вверенных детей не болела душа», Анатолий Головко приобрёл для них новое обмундирование на все времена года.

– Когда я увидел, в чем они стоят по стойке смирно зимой почти час, у меня сердце зашлось, – говорит он. – Куртки старые, насквозь светятся, штаны протёртые… А сейчас у них и бушлаты, и свитера, и рукавицы, и шапки зимние… Как это удалось? Один мой знакомый говаривал: «О своём горьком детстве нужно рассказывать так, чтобы самому разреветься». Ходил к депутатам, к предпринимателям, объяснял… Мир не без добрых людей.

– Сегодня на уроках литературы вместо рассказов и стихов о войне того же Твардовского изучают Солженицына. Ничего не имею против последнего, но почему при этом из школьной программы исключили произведения первого? – недоумевает Головко. – А в учебниках истории Великой Отечественной войне, которая длилась 4,5(!) года отведено лишь три странички. Как это понимать?

На занятиях, которые майор Головко проводит с ребятами, он использует все свои знания и личный опыт, чтобы как можно больше рассказать об истории страны. И при этом старается не злоупотреблять — чтобы не затереть — словом «патриотизм».

фото Ольги Кашиной и из архива Анатолия Головко

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru