Суббота, 20 октября 2018 16 +  RSS
Суббота, 20 октября 2018 16 +  RSS
8:00, 15 марта 2018

Ухаживает за чужими могилами пенсионер из Бердска


Александр Загороднев хочет найти внучку похороненного Александра Рогалёва.

Можно только удивляться неистощимой энергии и жизнелюбию Александра Загороднева. Ему 83 года. Но в качестве председателя совета дома он ведёт активную общественную работу. Совершает длительные пешие прогулки. А летом без устали колесит по городу на велосипеде. А ещё Александр Петрович ухаживает за тремя могилами на старом бердском кладбище: несколько раз в тёплое время года убирает мусор, пропалывает траву – в общем, поддерживает порядок.

Хотя на этом кладбище не похоронен никто из кровных родственников Загороднева. Александр Петрович поясняет: Александр Романович Рогалёв, его супруга Екатерина и сын Александр — просто знакомые, жили когда-то в доме на улице Маяковского. А когда ушли один за другим, их последний приют очень скоро стал забытым и заброшенным.

Александру Петровичу, по его словам, совесть не позволяет оставить могилы в запустении. Хотя, сетует он, силы и здоровье у него уже не те, надо бы передать эстафету заботливости кому-то другому, более молодому. И такая кандидатура есть: знает Александр Загороднев, что где-то в Бердске живёт внучка Александра Романовича Рогалёва. Быть может, после газетной публикации, говорит Александр Петрович, она откликнется…

Забота по прейскуранту

Вообще-то проблема заброшенных захоронений имеет варианты успешного решения, причём они давно и хорошо известны. Только не в Бердске.

Ну, старое кладбище – оно по всем документам и не кладбище вовсе, а некая «зона специального назначения», ни на чьём балансе сегодня не состоящая и никем не обслуживаемая. Последнее официально разрешённое захоронение там было произведено в 1974 году. Многие родственники погребённых на старом кладбище бердчан либо сами ушли в мир иной, либо переехали из Бердска куда-нибудь, поэтому заброшенных, заросших травой и просто утонувших в ней могил там – большинство.

Но ведь и на ныне действующем погосте таких могил немало. Что же: если родственники покоящихся в них людей по каким-либо причинам не могут о них позаботиться, то эти могилы неизбежно обречены на запустение?
В соседнем Новосибирске на кладбищах давно уже оказывают такую коммерческую услугу, как уход за могилами. Правда, сразу отмечу, услуга не дешёвая.

Вот, например, передо мной прейскурант Сибирского мемориального центра. Уборка мусора на могилах, сухая чистка плит, удаление травы и равнение земляного холма, в соответствии с этим ценником, стоит 1 789 рублей. Посадка цветов – 1 760 рублей. Выравнивание провалившихся или покосившихся надгробных плит и памятников – 3 950. Возложение венков, свечей, цветов к каким-либо датам – 1 450 рублей плюс стоимость самих цветов.
Ну, и так далее, есть даже такие услуги, как поиски захоронений по архивным данным или в известном квартале кладбища. Подобные же услуги практикуют и другие новосибирские погосты. Причём заключить договор с его руководством можно как одноразовый, так и на какой-то оговорённый срок – скажем, на месяц или на год.

А что же в Бердске? Практикуется у нас подобное? Максим Совбанов, заместитель директора Центра муниципальных услуг, на этот мой вопрос ответил отрицательно.

Он поясняет:

— Никто к нам за такой услугой, как уход за могилами, ещё ни разу не обращался. Но если услуга окажется востребована, ввести её мы можем, препятствий нет. Всё решаемо: сесть, посчитать – не проблема.

Максим Флюрович тут же начал рассуждать, как это могло бы выглядеть:

— Вот родственники покойного уезжают куда-то, оплатили разовую уборку на могиле – а дальше как? Можно, конечно, договор на определённый срок составить, ухаживать за могилой в течение этого срока, в случае продления договора ухаживать и дальше, за сколько заплачено. Тоже не проблема.

Вопрос похитрее: как уверить человека, заключившего такой договор, что за могилой его родственника мы действительно ухаживаем? Впрочем, тоже ничего сложного: фотографировать могилу и фото отправлять по Интернету. Фотоотчёты своего рода.

Самая серьёзная проблема в том, что у людей нет денег даже на оградку и памятник, что уж тут говорить об оплате ухода за могилой. Нет денег – нет и спроса. Но если спрос будет, повторяю: будет и предложение с нашей стороны.

… Для чистоты эксперимента я поинтересовался у Александра Загороднева, готов ли он платить деньги за то, чтобы за теми могилами, за которым ухаживает он (а на действующем кладбище у него тоже есть такие «подопечные» захоронения), ухаживали бы работники кладбища. Александр Петрович помялся, поизучал новосибирский прейскурант, а затем смущённо признался: «Нет, не готов. Ресурсы не позволят».

А как у них?

С помощью Интернета можно позволить себе совершить экскурсию по местам успокоения людей в цивилизованных европейских странах. Хаоса и запустения вы там не увидите.

Во Франции и некоторых других западноевропейских странах уход за могилами осуществляет государство. Но с родственниками усопших при этом заключается контракт на пять, 10 или 25 лет, по которому они обязуются вносить определённую сумму за пользование землёй под могилой.

Либо – другой вариант – может быть заключён целевой договор на хранение урны с прахом в колумбарии. Стоимость аренды зависит от конкретного кладбища: где-то дороже, где-то дешевле, а в среднем от 200 до 500 евро в год.

А если договор аренды по каким-либо причинам не продлевается, что тогда? Тогда останки погребённого в этой могиле выкапываются и либо перезахороняются в «фос коммун» (что-то вроде братской могилы), любо кремируются. У нас столь суровые меры пока не применяются, и заброшенные могилы могут десятилетиями зарастать бурьяном. Но само кладбище при этом разрастается, начиная наступать на город.

Фото автора и Ольги Кашиной

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru