Четверг, 24 мая 2018 16 +  RSS
Четверг, 24 мая 2018 16 +  RSS
16:00, 28 апреля 2018

Военный роман: Неотправленные письма


К сожалению, у меня нет фотографий деда и бабушки. Их семейный альбом пропал в годы войны. Сохранились только несколько неотправленных писем…

«Свет мой, Васечка, – писала бабушка Лида, – сегодня я опять видела тебя во сне. Сам похудел, но духом боевой. И такой же красивый, как в тот день, когда мы познакомились. Я тогда подумала: наверное, девушки за ним так и ходят. А когда нас знакомили, порадовалась, что мне успели перешить крепдешиновое платье Маркуши…»

«Родненький Васечка, Мурочка растёт послушная и так становится похожа на тебя, что я смотрела бы на неё и смотрела. Работаю на почте и по дому. Стараюсь вырастить на огороде побольше. Ругаю себя, что не присматривалась, как справляются с грядками мама и Маркуша. Всё-таки я у тебя была легкомысленная, больше танцевала, чем помогала по дому. Но я делаюсь лучше. Когда мы встретимся, ты увидишь, какой взрослой и ответственной стала твоя жена…»

«Солнышко моё, Вася. Опять видела тебя во сне. Как же это несправедливо, что мы не вместе. Соседи наши почти все уехали. А я из-за мамы осталась, я уже писала тебе. Мурочка уже всё-всё понимает. Вздыхает иногда — ну, прямо баба Наташа! Ты не страдай за нас, Васенька, ты себя береги. Бей врага, но себя береги. Помни, что я только тем и живу, как встречей с тобой. О нас не страдай, мы ничего, помаленьку… Справляемся. И очень, очень тебя любим!»

«Васенька, голубчик, у нас сейчас холода, берегу, как могу, Мурочку, не дай бог ей заболеть. Припасы с огорода потихоньку подъедаем. Но ты об этом не думай. Ты думай о том, как вернёшься домой, и мы встретимся, и будем говорить, говорить! Мне так много нужно тебе рассказать, родной моей, единственный!..»

«Верю, что ты жив и здоров. И никто никогда — слышишь, никто и никогда! – не заставит меня в это не верить».

…Когда я впервые читала эти письма, не могла удержаться от слёз. Юная Лидочка Шабалина писала их в блокадном Ленинграде. Точнее, в ленинградском пригороде — в Сестрорецке. Там был дом её родителей. Отец погиб в финскую войну. Девушка жила с мамой и сестрой Маргаритой (Маркушей), работавшей на сестрорецком инструментальном заводе.

Едва окончив школу, Лидочка вышла замуж за военного радиста Василия Шабалина, который тоже был очень молод.
В июне 1941 года их дочери Марине было два года с небольшим. Василий сразу попал на фронт. И буквально через три месяца Лида получила извещение: «Пропал без вести». «Пропал — найдётся», – заявила она матери и сестре. И даже думать им не разрешала, что Василий погиб.

Когда сестрорецкий завод и его работники готовились к эвакуации в Новосибирск, предполагалось, что и Маргарита Перова, и её сестра Лида (с началом войны она тоже стала заводчанкой), и их родные будут эвакуированы. Но неожиданно заболели Мурочка и Наталья Петровна: у одной высокая температура, у второй — инсульт. Куда их везти?! Маргарита уехала одна.

В сентябре 41-го Наталья Петровна умерла. Но Лида уже не могла вырваться к сестре: Ленинград оказался в блокаде. Только в самом начале 43-го её с Мурочкой вывезли по дороге жизни через Ладожское озеро. Увы! Блокадные годы даром не прошли: в Свердловске, в госпитале, Лидия Шабалина скончалась от истощения. За пару недель до её 23-го года рождения.

… Марину, мою маму, разыскала Маргарита уже после войны. Она вышла замуж за сибиряка и осталась в Новосибирске. Сестрорецкий дом не сохранился: сгорел. Но, разгребая пепелище, соседка обнаружила железный сундучок, а в них несколько писем.

Перечитайте их! Где тут слова отчаяния, рассказ о голоде, о смерти, которая ходила по пятам за каждым блокадником? Только любовь! Только надежда на встречу! Уверена: они встретились. Жаль, что не в этом мире.

Svidetel24.info продолжает проект, посвящённый 9 мая «Военный роман». Присылайте истории о любви и жизни своих родных из военного времени на адрес svidetel-red@mail.ru.

Александра Лещёва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru