Пятница, 21 сентября 2018 16 +  RSS
Пятница, 21 сентября 2018 16 +  RSS
13:58, 04 сентября 2018

Виктория Ермоленко: «Я сама покупала перевязочный материал, когда мой сын лежал в больнице Бердска»


4 сентября начался судебный процесс по иску Виктории и Антона Ермоленко к центральной городской больнице Бердска и областной клинической больнице.

Виктория Анатольевна полагает, что из-за некачественной медицинской помощи её 28-летний сын Антон стал инвалидом первой группы. Сейчас он прикован к кровати, и мать кормит его через зонд, лечит пролежни. А до апреля прошлого года молодой человек был здоров, работал оператором на одном из телеканалов Новосибирска.

Всё началось, когда 6 апреля прошлого года Антон обратился в городскую стоматологическую поликлинику с жалобой на боль в зубе мудрости. Виктория Анатольевна хорошо помнит, как сын вернулся из больницы и сказал, что вылечил зуб.

Однако у юриста больницы Ларисы Казанцевой иная информация. По её сведениям, стоматолог открыла канал зуба, рекомендовала сделать рентген снимок и прийти с ним на следующий день 7 апреля, чтобы продолжить лечение. Однако Антон не появился у врача. Вечером 8 апреля, в субботу, он пришёл в приёмный покой больницы и пожаловался на боль. Зуб удалили, но отёк продолжал развиваться. Антон лежал в городской больнице. Виктория Ермоленко работает медсестрой в клинике имени академика Мешалкина. Ей было больно видеть, как за её сыном ухаживали в городской больнице, когда он там лежал.

– Антон подходил к медсестре просил сделать перевязку, а та отвечала, что ей некогда или нет спирта, бинтов. Я сама приносила перевязочный материал, – рассказала суда Виктория Анатольевна.

Лариса Казанцева заявила, что история болезни не подтверждает слова матери, и врачи оказывали помощь пациенту в полном объёме. После выписки его направили в областную больницу. Там при проведении операции он пережил клиническую смерть. Его реанимировали в течение 15 минут. Позже молодому человеку поставили ряд диагнозов: «Постреанимационная болезнь головного мозга. Гипоксическая энцефалопатия тяжелой степени. Апаллический синдром. Симптоматическая парциальная эпилепсия с вторично-генерализованными приступами». В январе нынешнего года суд признал его недееспособным.

Действия медиков проверили специалисты Министерства здравоохранения и не нашли нарушений. Точно такая же проверка с таким же результатом прошла и в областной больнице. Судья Ирина Кадашева спросила: «Почему же тогда лечение привело к таким печальным последствиям?» Лариса Казанцева полагает, что в чём-то виноват сам пациент.

Заведующим хирургическим отделением Александр Белужников пояснил, как важно было после стационарного лечения прийти на приём в указанное время, а не через сутки. Однако Виктория Ермоленко ответила, что в назначенный день не было талончиков. Не появилось их и на следующий. В итоге Антон пошёл на приём без талона. Сейчас он уже не может рассказать, как всё было, и его права вынуждена отстаивать мама.

Виктория Ермоленко намерена взыскать с городской и областной больниц 15 млн рублей в качестве компенсации морального вреда. Из них 10 млн рублей – это иск, заявленный матерью в пользу Антона, и 5 млн рублей – в пользу самой Виктории Анатольевны.

– Мне эти деньги нужны для реабилитации сына, – пояснила истица.

Представители медицинских учреждений не признали иск. Судебный процесс только начинается. Следующее заседание суда назначено на 11 сентября. Ожидается, что на нём выступят доктора, лечившие Антона Ермоленко.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru