Четверг, 13 декабря 2018 16 +  RSS
Четверг, 13 декабря 2018 16 +  RSS
11:00, 18 сентября 2018

Отец Андрей: «Священник – не профессия, а призвание»


Уже вторую неделю в Преображенском кафедральном соборе Бердска служит новый помощник настоятеля – отец Андрей Фёдоров.

Вот что он рассказывает о своём жизненном пути и о том, что считает самым главным в церковном служении и христианской жизни.

— Отец Андрей, как вы пришли к Богу и стали священником?

— Я как-то всегда считал, что Бог есть, об этом свидетельствует весь окружающий мир. Ведь даже такие простые штуки, как сотовый телефон или ваш диктофон, не могли появиться сами по себе, кто-то их придумал и сделал. А мир, в котором мы живём, гораздо сложнее, чем диктофон – значит, его тоже кто-то задумал и сделал. И этот «кто-то» — Бог, Творец мира и Вселенной. И если мы представляем себе этот мир как пространство и время, то понятно, что Бог вездесущ, что Он пребывает вне пространства и времени, и именно Он сотворил пространство и время. И если этот мир постоянно находится в движении, деградирует, то Бог есть дух, Он неизменен и вечен. Видите, что мы, ещё не заглядывая в Библию, путём одних лишь рассуждений и выводов, уже можем получить правильное представление о Боге.

— То есть, вы пришли к Богу путём логических размышлений и умозаключений?

— Ну, это естественно. И потом я какое-то время даже не задавался вопросом, крещён ли я. А потом, когда выяснилось, что не крещён, принял крещение. Это было в студенчестве, когда я учился на первом курсе математического факультета Киевского университета, в 1977 году.

— А когда стали священником?

— Это было много позднее, в 1990 году. До этого я работал программистом, преподавателем. А потом мой духовный отец посоветовал мне стать священником. И он же предложил мне поехать служить в Сибирь, к тогдашнему митрополиту Гедеону.

— Почему именно в Сибирь?

— Потому что на Украине, где служил мой духовный отец благочинным, у него в одном только районе было 18 церквей. А у владыки Гедеона епархия тогда была очень обширная, она включала в себя не только Новосибирскую область, но и Красноярский край, и Алтай, и Кузбасс, и Хакассию, и Тыву, и Томскую область. И на всей этой огромной территории в советское время было всего 30 храмов, не хватало священников. Многие православные христиане не имели возможности исповедаться и причащаться, негде было креститься, умерших хоронили без отпевания. И если в Центральной России, на Украине в те времена были гонения на верующих, то здесь, в Сибири, не нужно было никаких гонений, никаких притеснений, потому что некого было притеснять. Но то малое количество священнослужителей в Сибири – их, конечно, тоже притесняли. Они в советском обществе считались людьми даже не второго, а третьего сорта.

— Какое духовное учебное заведение вы заканчивали, где начинали своё пастырское служение?

— Московскую духовную семинарию. И все мы в Новосибирской области начинали служение в Вознесенском кафедральном соборе. Нагрузка на нас, священников, тогда была огромная. Незадолго до моего рукоположения, в 1988 году, страна торжественно отпраздновала 1000-летие крещения Руси. У многих людей тогда, можно сказать, открылись глаза, они увидели, что в жизни есть некая духовная составляющая, и что она очень важна. И люди просто валом хлынули в храмы. Мы со старшим священником в течение одного только дня крестили тогда по 600 человек. Народу в соборе собиралось столько, что от их дыхания свечи гасли. Несколько лет мы переживали второе крещение Руси.

— После Вознесенского кафедрального собора вы служили настоятелем в Нижней Ельцовке, в храме во имя святителя Николая Чудотворца. А ваш перевод сюда, в Бердск, чем обусловлен?

— Ну, этот вопрос не ко мне, а к моему священноначалию. Когда человек становится священником, он ведь не в трудовые отношения вступает, не в поповский профсоюз – он даёт, так сказать, присягу. В том числе и обет послушания правящему епископу. Правящий епископ и определяет, где какой священник должен трудиться, какое нести послушание.

— Но этот перевод — повышение?

— Не думаю. У нас нет повышений или понижений, потому что при рукоположении священник сразу получает возможность совершать все действия, которые он и будет совершать в дальнейшем, всю свою жизнь: крестить, исповедовать, причащать, отпевать, проповедовать. И неважно, где, в каком месте это делается.

— Много ли у вас детей, и пошёл ли кто-нибудь из них по вашим стопам?

— У меня пятеро детей и двое внуков. А относительно «по стопам» я думаю, что священник — это не выбор профессии, а призвание Божие. Кто-то ощущает себя призванным Богом с раннего детства. Но я думаю, что человек должен прежде в миру как-то определиться, стать профессионалом в каком-то деле. Если женатый человек, должен какой-то опыт семейной жизни приобрести. А уже потом, если почувствует призвание – конечно, нужно откликаться.

— То есть, вы не приветствуете, когда прямо со школьной скамьи человек идёт в семинарию?

— Если человек чувствует призвание уже в таком возрасте, это весьма неплохо. Но такому молодому человеку нужно отдавать себе отчёт, что духовный опыт у него минимальный в общении с людьми. Нужен какой-то жизненный опыт. Даже опытным людям, принимающим священство, нужно внимательно относиться к своим прихожанам, поскольку среди них есть люди и старше, и опытнее их. И не учить таких людей нужно, а, напротив, учиться у них правильной христианской жизни.

— А что самое главное в христианской жизни?

— Любовь. В Церкви существуют определённые правила, и их необходимо соблюдать. Но нужно видеть за деревьями лес: назначение этих церковных правил – научиться видеть друг друга, терпеть друг друга, заботиться друг о друге – в общем, любить. И если соблюдение церковных правил не ведёт нас к любви — значит, мы как-то неправильно их понимаем, и надо пересматривать свою жизнь.

— Вы в кафедральном соборе служите недолго, чуть больше недели. Но какие-то приоритетные задачи для себя уже наметили?

— Всегда считал, что приоритетная задача Церкви – миссионерская деятельность и воспитание подрастающего поколения. Конкретно здесь – православная гимназия. И я беспокоюсь, удастся ли мне совмещать эти задачи с моей преподавательской работой в нескольких вузах Новосибирска.

— А что вы там преподаёте – теологию?

— Нет, веду популяризаторские курсы. Человеку нужно иметь понятие о Боге, о своей душе, о том, как о своей душе заботиться. Вот я и стараюсь дать своим слушателям эти понятия. Ну, и сведения об истории, о культуре нашей страны: ведь вся история России пропитана Православием.

Фото Александры Ветровой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru