16 +  RSS  Письмо редактору
17:23, 03 октября 2014

Бердские старики всё чаще обращаются в соцзащиту с просьбой устроить их в дом престарелых


О том, почему пожилые люди предпочитают госучреждение, а не старость в окружении близких, корреспонденту «С» рассказали в пансионате ветеранов труда имени Калинина.

SONY DSC

Пансионат ветеранов труда имени Калинина — самое крупное учреждения данного направления в области. Сегодня в нём  постоянно проживают 544 человека и еще 50 тех, кто устраивается в пансионат временно, до полугода. Среди его обитателей — 16 долгожителей, самой старшей исполнилось 96 лет.

 

…Постриженные газоны, аккуратные жасминовые кустики и фонтан украшают не по-бердски ухоженную территорию перед дворцом сталинской постройки. Тихо, красиво, уютно и очень умиротворяюще. По аллейкам прогуливаются опрятные бабульки.

— Наши старики живут долго: здесь тихо-спокойно, есть уход, да и питание хорошее. Стараемся, чтобы каждый день на столах были фрукты и овощи. Это же не те бабушки, которых я встречаю на улицах Бердска: зажмет старушка пенсию в кулачок и думает, как ей выжить на эти деньги. Нашим же проживающим не нужно платить за квартиру, думать, на каких продуктах сэкономить. А те, кто в частном секторе живет? И уголь натаскать, и подумать, как дров на зиму заготовить. Пенсионеры у нас живут не очень хорошо, что и говорить, Россия по качеству жизни пожилых людей находится на 76 месте. Но какой бы уход мы тут ни обеспечивали, старикам лучше всего с детьми — дом есть дом, — объясняет директор пансионата Василий Молодавский.

 

 «Не ходи так часто на дорогу…»

Василий Александрович возглавил пансионата ветеранов труда в 2011 году. Пенсионер МВД, подполковник в отставке, он держит своих подчиненных в тонусе, да и себе не позволяет расслабляться — дисциплина превыше всего. Однако о своих подопечных рассказывает с нескрываемой нежностью.

— Каждый день на подъезде к пансионату я встречаю на дороге бабу Таню: стоит одна на обочине и вглядывается вдаль, ждёт кого-то. Грустно, есенинское «Письмо матери» вспоминается, — делится переживаниями Василий Александрович. — Раньше она хоть и гуляла каждый день, на дорогу не выходила. А сейчас затосковала что-то…

…В небольшой комнатке чистенько, стоит шифоньер, три кровати да три стула. Бабульки в платочках сильно смущаются, узнав, что к ним пришел журналист. Баба Дуся замерла на стульчике, погрузившись в какие-то свои мысли или воспоминания, назвала лишь имя и предложила самой подсчитать ее возраст: «С 34-го я, дочка». Улыбчивой оптимистке Татьяне Павловне лет много, сколько — она не считала. Уверяет, что родственники её навещают, пусть и не каждый день. Соседка резко обрывает: «Да не ври хоть. Никто к тебе не ездит».

— Да я уж и забыла, сколько здесь живу. Попервости сын приезжал, а теперь никто не ездит. Даже не знаю, где мои родные, чем занимаются. Пока была молодая, горячая, работать могла — всем нужна была. Я ж строитель! Такие дома ставила, клубы. А потеряла зрение — и всё, ненужной стала, —  продолжает Екатерина Петровна. Ей восемьдесят. «Молодая еще!», — шутят соседки.

Спрашиваю, как им тут живется.

— Не бьют, не ругают, да и ладно, — смеется Татьяна Павловна, а когда я нажимаю на кнопку фотоаппарата, звонко хлопает в ладоши.

SONY DSC

Баба Таня, баба Катя и баба Дуся.

 

Трудности адаптации

— Старики — как дети. Все разные: есть тихие и шумные,  капризные и «прилипчивые», — продолжает рассказ Василий Александрович. — Это же как в детском саду: кто-то сразу вливается в коллектив, начинает играть и про маму не вспоминает, а кто-то рыдает каждый день. Так и наши бабушки-дедушки. Есть те, кто очень долго и тяжело переживает тот факт, что под закат жизни оказался ненужным своим детям. Нам без психолога никак нельзя, поэтому появление в нашем учреждении Елены Перминовой я считаю большой удачей.

Светлана Ходанович живет в пансионате всего четыре месяца, и эту перемену в своей жизни переживает очень болезненно.

SONY DSC— Привыкаю. Трудно это, тяжело очень. Я всю жизнь прожила в Новосибирске. Своих детей у меня нет, а когда умер  муж, квартира досталась его дочери от первого брака. Я оказалась, по сути, на улице… Нет, здесь хорошо, и в самодеятельность пошла: пою, уже даже выступать ездили. Друзья меня навещают, девчонки с работы. От этого еще тяжелей. После каждого посещения плачу, — глаза пожилой женщины увлажняются, но она берет себя в руки и продолжает. — Подруг у меня тут пока нет, общаюсь, в основном, с соседками по комнате. Но… время — лекарь. Плохо, что здесь аптеки нет и магазинчика, а до Речкуновки мне не дойти — ноги больные. Вчера вот мы ездили в ДК «Родину» на концерт «Сибирского хора» — это восторг! Вспомнилось, что последний раз я была в филармонии еще с мужем, когда он жив был…

 

 

Местные блогеры

У многих обитателей пансионата есть ноутбуки, некоторые весьма активно пользуются Интернетом, есть даже свои блогеры.

— Люди пожилые, возражений не терпят, но по каждому поводу у них есть свое мнение, зачастую не подкрепленное никакими аргументами, которым они спешат поделиться в сети. Мыслят они совершенно иными категориями, потому что живут еще в том времени, когда они были еще достаточно активны и полны сил, — считает директор пансионата и в подтверждение рассказывает историю о том, как ветеран войны написал жалобу на сайт министерства труда и соцразвития, где выразил возмущение, что в учреждении нет транспорта.

— Его нужно было показать врачу, но повезли его не в тот день, в который он рассчитывал, а в день приема специалиста. А он тут же настрочил письмо на сайт министерства. Меня вызывает министр, задает вопросы, вполне обоснованные: новую машину мы получили совсем недавно. Спрашиваю у ветерана: «Деда, ты зачем это сделал?». «Так я ж тебе помочь хотел! Думал еще одну машину выбью — лишней же не будет», — развел руками ветеран. А потом виновато добавил: «Сильно я палку перегнул, да?»

 

Поэты и гармонисты

«Не всем дорога дойти до Бога, но время к Богу отправит всех» — это строчки из стихотворения одного из обитателей пансионата имени Калинина Владимира Черемисина. Владимир Александрович, бывший деятель культуры, всю жизнь писал стихи, но даже не помышлял о публикации своей книги.

Василий Молодавский решил сделать старику приятное, подключил своих знакомых и… выпустил сборник стихов. Теперь, по словам сотрудников пансионата, Владимир Александрович даже выглядеть стал иначе, приосанился, с гордостью показывает книгу со своим фото на обложке.

Другой дедуля, некогда трудившийся в области, связанной с авиацией, изобрел систему посадки самолета при отказе шасси и пришел к директору пансионату, чтобы добиться аудиенции на Чкаловском заводе.

— Не могу я сказать, что не нужны никому их изобретения: такие люди живут, пока что-то делают, пока чувствуют себя необходимыми. Поехал наш дед в Кемерово, к дочери, чтобы она ему на компьютере помогла правильно оформить его изобретение, — разводит руками Василий Александрович. — Есть у нас три гармониста, правда, играть из них умеет только один, а остальные двое просто любят гармошку растянуть: им кажется, что они тоже умеют играть. Зато летом, когда работает фонтан, бабушки и дедушки каждый вечер устраивают возле него танцы.

SONY DSC

 

Женихи и невесты

Обитатели пансионата живут в комнатах по два-пять человек. Общаются, знакомятся, заводят друзей, создают семьи. В таких случаях руководство пансиона идет молодоженам навстречу и выделяет для них отдельную комнату. Правда, такая роскошь полагается лишь в том случае, если брак зарегистрирован официально. Они и регистрируют: вызывают такси, едут в ЗАГС.

— На днях заходил дедулька, просил отдельную комнату. Супруга его сделала попытку вернуться домой к детям и внукам, но что-то не пожилось ей там, и она вернулась. Люди так созданы, что им свойственно жить в парах: так спокойней, уютней, они заботятся друг о друге, — констатирует Василий Молодавский.

Но семьи создавать спешат не все. Иван Семенович живёт в пансионате три года. Вместе с соседом Эдиком они делают заготовки на зиму: насолили грибов, помидоров, накрутили кабачковой икры. Перезимуют!

Эдик

Эдик

SONY DSC

Иван Семёнович

 

— Я не знаю, сколько мне лет. Вроде мама родила меня 16 сентября 1941 года в 11 часов ночи. Сам я этого, правда, не помню. Отца своего родимого Семена я не знал, видел только один раз, он мне яблочко подарил и конфетку. Всю жизнь работал дворником. Жена Ольга была и дети приемные: Герман, Вадим и Нина. Только нет ее больше, я ее похоронил. С тех пор один я. Друзей у меня нет, подружки тоже нет. Да и не нужна она мне, годы уже не те.

 

 

Фото автора

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Алла Абт:

    Здравствуйте, Василий Александрович.
    Меня зовут Алла. Я не живу в Бердске, но мне очень интересно, как вы справляетесь и вообще как всё происходит в доме, в котором вы работаете. Сколько персонала? Кто работает? Много вопросов, но я не знаю есть ли у вас время со мной контактировать.
    Я закончила в 2005 году школу специалистов по уходу за престарелыми. В 2010 получила дополнительное образование в геронтопсихиатрии.
    Поэтому интересуюсь, что? И как? Происходит в другомместе и другом городе. На следующий год собираюсь к моей племяннице в Бердск в гости. Хотела бы и навестить ваш дом.. Буду рада если вы мне ответите. Может быть можно будет каким то образом обменяться опытом и информацией.
    С уважением Алла Абт.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru