16 +  RSS  Письмо редактору
13:51, 08 февраля 2019

Поджог, замыкание или убийство: как дознаватели Бердска узнают причину пожара


На месте преступления или дорожной аварии, как правило, остаётся множество следов, которые позволяют понять, что и каким образом произошло. Но как установить причину пожара, когда от дома — одни головёшки?

Об этом – наш разговор с Леонидом Савицким, который много лет работал старшим дознавателем госпожнадзора.

— Леонид Владимирович, как выстраивается и на чём базируется работа пожарного дознавателя? Как вам удавалось устанавливать истину на пепелище?

— Работа дознавателя – это синтез знаний и опыта. И если, скажем, молодой специалист обладает большим объёмом теоретических знаний, но никогда не видел пожара, он мало что поймёт. Свою работу дознаватель начинает с опроса свидетелей: откуда и в какое время потянуло дымом, появилось пламя, был ли кто-то из хозяев в это время… Кстати, утверждение о том, что истину нам приходится устанавливать на пепелище, во многом преувеличено. На самом деле после пожара много чего остаётся и кроме пепла. Это позволяет, в частности, выяснить, с какого места начался пожар, понять причину его возникновения.

— Каким образом это устанавливается?

— Опираясь на знание о температуре возгорания различных материалов. Как правило, пожар начинается с места расположения легковоспламеняющихся материалов с низкой температурой возгорания. Установив очаг, дознаватель выясняет, что находилось в этом очаге. Как правило, это либо печь, либо электрооборудование, либо какая-нибудь не потушенная свеча. Возможно и самовоспламенение.

— Как это?

— Ну, скажем, эфир разлили в доме, а температура его воспламенения – всего 26 градусов Цельсия. Спирт воспламеняется при температуре от 56 до 60 градусов. А вот для воспламенения древесины нужно более 300 градусов. Установив очаг и причину возгорания, выходим и на виновного. Здесь, опять-таки, важен опрос, в ходе которого выясняются проливающие свет сведения: незадолго до начала пожара в доме работал электрик, или хозяин сам чинил электропроводку, кто именно и чем топил печь в бане…

— А баня-то причём?

— Часто пожары в частном секторе начинаются именно с бани. Потому что многие не знают, что печи в банях нельзя топить углём. Дело в том, что уголь, в отличие от дров, как набрал температуру, так и держит её, не остывает, не охлаждается. Нагревает древесину, древесина воспламеняется – и пожар!

— Но вот вы установили, что хозяин сделал что-то не то, из-за чего и начался пожар. А хозяин говорит: я здесь ни при чём, я ничего такого не делал. Что же получается: ваше слово против его слова, и всё?

— Есть материальные свидетельства. В очаге возгорания, как правило, остаются какие-то следы, предметы: провода, осколки стекла от пузырьков… Если бензин был разлит и с него началось возгорание, то лёгкие фракции выгорают, но масло остаётся, как и специфический запах. Вот по маслу и запаху дознаватель устанавливает, что тут имел место либо поджог, либо неосторожное обращение с бензином.

В городе, по регламенту, прибытие пожарных на место после сообщения о пожаре составляет от 5 до 10 минут. За это время дом дотла сгореть не успеет, какие-то конструкции остаются, пригодные для работы дознавателя. Ну, и, конечно, большое значение имеет опрос пожарных: заперты ли были входные двери к моменту их появления, открыты или закрыты окна. Выясняем: закрыты и двери, и окна. А ключ у кого был? У хозяина. Значит, версия о поджоге отпадает.

— Может, проводку замкнуло?

— Проверяем версию «короткое замыкание». Выясняем: электроэнергию в этом доме отключили за неуплату. Значит, и эта версия несостоятельна. Хозяин утверждает, что не курит, а пепельница среди головёшек валяется, окурки недогоревшие. Так и доходим до истины, что источник возгорания – табак. Сам по себе табак – малокалорийный источник огня. Но на зажжённом конце сигареты температура достигает 400 градусов. Если этот окурок попал на дерево (температура возгорания которого, напомню, 300 градусов), то максимум, что он сможет оставить на дереве, это прогары. Но если попадёт на бумагу, да ещё промасленную, пожар неизбежен.

— Получается, дознаватель способен определить причину возникновения пожара прямо на месте происшествия?

— Нет, не всегда. Поэтому мы изымаем с этого места предметы и отправляем их в испытательную пожарную лабораторию: она находится в Нижней Ельцовке и одна такая на всю Новосибирскую область. Изъяли, скажем, провод со следами короткого замыкания: брызгами, каплями оплавления. А в лаборатории уже устанавливают, первичное это короткое замыкание или вторичное, из-за пожара.

— Что показывает или подсказывает дознавателю, что здесь имел место поджог?

— Наличие посторонних предметов, которых, по показаниям хозяина, быть не должно: тряпки, бутылки, провода…

— Где сложнее всего устанавливать причины пожаров?

— На дачах. Свидетелей нет; пока пожарные туда прибудут, дачный домик сгорит. Но и там остаются следы, позволяющие установить истину. Взорвался газовый баллон, скажем, — остались осколки этого баллона. Был конфликт соседей – появляется версия о поджоге. Ну, и так далее. Совсем уж чтобы концы в воду – так не получается.

Пожар как способ замести следы

На вопрос, имеются ли в практике моего собеседника случаи, когда посредством поджога преступники пытались скрыть более серьёзное преступление, Леонид Владимирович ответил утвердительно.

— Лет десять назад в частном секторе Бердска была убита пожилая супружеская пара. Убийцы устроили пожар, пытаясь таким образом скрыть следы преступления. Но пожарные оперативно приехали, потушили огонь, а потом уже был установлен факт насильственной смерти.

Ещё одно нашумевшее дело: был убит сторож в магазине строительных материалов. Тогда не сразу удалось установить, как злодеи попали в магазин. Были даже версии, что они были знакомы со сторожем, тот их запустил в торговое помещение, а они его убили.

На самом деле преступники незадолго до закрытия магазина спрятались в туалете. После закрытия вышли и убили сторожа. А потом сложили газеты и подожгли линолеум. Вернее, попытались поджечь. Мы туда приехали: копоть, дым… Хозяин говорит: «Здесь у меня где-то сторож должен быть». Я увидел бурые пятна, по пятнам крови сторожа и нашли. На спину перевернули, а у него нож прямо в глазницу воткнут. Злодеи, убившие его, не нашли ключи от входных ворот. Дужку замка перепилили, так наружу и вышли.

— Как определить: убит найденный на пожаре человек или погиб, задохнувшись в дыму?

— Я мог определить прямо на месте пожара, заглянув погибшему в рот: если гортань в копоти – значит, задохнулся. А если гортань чистая, это насильственная смерть.

— Бывали случаи совсем уж сложные?

— Был случай в доме № 5 на улице Горького. В комнате на девятом этаже произошло возгорание. Люди утром на работу стали выходить, смотрят – дым из оконных проёмов валит. Вызвали пожарных. Квартиру вскрыли, а там диван выгорел, и на нём – девушка с сигаретой в руке. Гортань чистая – значит, убийство? Так и думали, пока патологоанатом не произвёл вскрытие. Выяснилось: девушка закурила, легла на диван, и в это время – приступ, остановка сердца. Рука с сигаретой упала, начался пожар.

Фото автора и из архива редакции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru