Воскресенье, 24 марта 2019 16 +  RSS
Воскресенье, 24 марта 2019 16 +  RSS
12:00, 21 февраля 2019

О добре и зле с точки зрения эволюции рассказал профессор НГУ


17 февраля в НГУ завершилась Неделя Дарвина. Учёный-биолог и профессор университета Павел Бородин в своей лекции «Происхождение добра и зла» объяснил, откуда растут ноги у альтруизма, и почему одни люди причиняют вред другим.

— Человечество делится на две неравные части. Одна, очень малочисленная и счастливая, понимает, как идёт эволюционный процесс; вторая, многочисленная и несчастная, не понимает – заметьте, я не говорю: не верит – процесса эволюции. Попытаюсь показать вам, почему мы такие, какие есть, с точки зрения эволюции, — начал объяснять Павел Михайлович.

— Про добро и зло положено говорить притчами. В некую пятницу некий профессор пришёл в университетский гардероб. И была у того профессора оборвана петелька на куртке. Сто лет уже как. Сдал он куртку в гардероб и пошёл читать лекцию. А вернувшись за курткой, получил её с пришитой петелькой. Вот это и есть добро в чистом виде, то есть то приятное или полезное, что мы делаем для других, даже если это доставляет нам некоторые проблемы.

Сделать приятное другому, заплатив за это определённую цену, называется альтруизмом. И это кажется абсолютно противоречащим дарвиновской идее борьбы за существование. Казалось бы, такая борьба в условиях ограниченных ресурсов — значит, грести всё под себя, отбирая это у кого-то другого. Тем не менее, мы ведь так не поступаем. Мы слишком часто поступаем альтруистически и не так уже часто — эгоистически. Не только потому, что нас так воспитывали. Какие-то есть в нас мотивы, сигналы, причины, по которым мы стараемся поступать хорошо.

Что заставляет нас быть альтруистами?

Есть такая задача: поезд идёт по пути, на котором лежит ваш сын. Поднимется ли у вас рука перевести стрелки на другой путь, на котором лежат четыре незнакомых вам человека? Не лицемерьте — вы повернёте эту стрелку, даже если вам потом всю жизнь сидеть в тюрьме, продолжает Павел Бородин.

— Если мы говорим о том, что в естественном отборе побеждает тот, кто передаст свои гены большему числу потомков, то альтруизм прямо зависит от степени родства, и он строго дозируется. Как замечательно заметил генетик Джон Холдейн, «я готов пожертвовать жизнью ради двух своих детей или четверых племянников». Все ваши гены в таком случае перейдут к потомкам — отсюда такая циничная арифметика.

Способность помогать определяется в том числе репродуктивным потенциалом: люди склонны помогать своим родственникам в возрасте 15-16 лет гораздо чаще, чем более старшим членам семьи. Конечно, это всё звучит очень цинично. И я не говорю, что это всё хорошо, морально и правильно. Я объясняю не это: я объясняю, почему люди поступают так.

Извините, я вам сейчас вообще ужасную вещь расскажу. Психологи пытались оценить степень боли и травмы родителей, которые потеряли ребёнка, в зависимости от его возраста.

И выяснили, что максимальная травма – когда ребёнок погибает в возрасте 15-16 лет, в тот момент, когда его репродуктивный потенциал находится на пике.

Но мы помогаем не только родственникам — это почему? Здесь эволюционная биология предлагает теорию реципрокного альтруизма. Вот вам симпатичный пример. Летучие мыши-вампиры, не состоящие в родственных связях, могут делиться запасённой кровью, срыгивая её близвисящему приятелю. Существует график, на котором показана точка смерти от голодания и время до неё после нормального питания. Донор, который отдаёт кровь, на какое-то время приближается к смерти, но его плата гораздо меньше, чем та выгода, которую получает реципиент: тот отодвигается от точки смерти довольно значительно.

Когда наши предки охотились на крупную дичь, это всегда был риск. Зачем они шли туда сообща? Во-первых, понятно, что в одиночку мамонта не завалить. Во-вторых, до изобретения холодильников лучшим способом хранения мяса было брюхо соседа. То есть если вы убили мамонта, вы всё равно его не съедите, поэтому лучше позвать соседей в надежде на то, что в следующий раз они позовут вас.

Однако в отличие от родственного альтруизма, который работает всегда, этот альтруизм работает только в том случае, если вы постоянно встречаетесь с этим человеком, если вы хорошо знакомы: вы делаете ему добро и знаете, что он его вернёт, что он не предаст. Отсюда предательство во всех человеческих культурах – самый страшный грех, даже страшнее прямого злодейства.

А что же зло? Есть «наши» и есть «чужие», и в этой ситуации весь альтруизм оборачивается совсем другой стороной. Это плохо, но мы никуда от этого не денемся, потому что эволюция всегда запаздывает на миллион лет как минимум. Наша биология не готова к тем изменениям, которые произошли с численностью и плотностью населения. А культурная эволюция подчас делает очень скверные фокусы: пользуется нашей биологией, умелые политики и манипуляторы играют на этом.

Они говорят, что мы братья и сёстры, а «те» – даже не люди, а козлы. И вы идёте их убивать не потому, что вы делаете зло, а потому что вы защищаете своих родственников, правда это или нет.

Свобода воли и наш выбор

После лекции Павел Бородин ответил на вопросы аудитории.

— Как эволюционная биология смотрит на свободу воли?

— Давайте поставим вопрос так: если все наши действия диктуются генами, если мы действуем по правилам своих родителей и правилам, которые диктует нам культурная эволюция, то что остаётся нам самим?
Эволюция дала нам интеллект, а культура – правила обращения с ним. Поэтому у нас есть свобода воли в том смысле, что мы способны анализировать своё поведение, намерения и последствия, у нас есть право принимать осознанные решения. Но этим инструментом далеко не все пользуются, ведь без него жить гораздо проще.

— Когда вы говорите, что эволюция – это факт, что конкретно вы имеете в виду?

— У вас и у банана на 50% одинаковые гены, у вас 80% общих генов с любым другим млекопитающим, 90 с небольшим процентов общих генов с любым приматом и, наконец, 99% общих генов с шимпанзе. Если вы можете объяснить это каким-то другим путём, кроме эволюции, попробуйте. До сих пор не существует ни одного лучшего объяснения.

— Для чего существует гомосексуализм с точки зрения эволюции?

— Наука говорит, что гомосексуалисты очень часто являются хорошими дядюшками и тётушками, они замечательно воспитывают детей своих родственников, своих племянников, потому что не обременены собственными. Именно поэтому мы имеем в каждом поколении от 10 до 15% людей с таким складом личности. При этом я глубоко убеждён, что это биологическая вещь, что никого никакой пропагандой конвертировать нельзя.

Фото nsu.ru, видео автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru