Пятница, 19 апреля 2019 16 +  RSS
Пятница, 19 апреля 2019 16 +  RSS
9:19, 17 апреля 2019

Вытащить из ада: бездомные из бердского приюта «Шанс» нашли любовь и начали новую жизнь


До сих пор в обществе нет единого мнения относительно эффективности реабилитационных центров и приютов для бездомных: дают ли они их обитателям реальный шанс или являются всего лишь временным прибежищем перед возвращением на улицу, в подвалы и теплотрассы?

Александр Криволуцкий, руководитель центра социальной реабилитации и адаптации людей, попавших в сложную жизненную ситуацию «Шанс», признаёт: да, немало среди тех, кто обращается к нему за помощью, и таких, для кого «Шанс» является лишь возможностью отсидеться зимой в тепле. С окончанием холодов такие из центра уходят: манит их голодная, но пьяная жизнь. Так и болтаются по городу всё лето, а с первыми морозами вновь возвращаются в реабилитационный центр. Такой вот круговорот бомжей в природе.

Но есть и другие. Вот какую историю рассказал Александр. Это было несколько лет назад, когда центра реабилитации и адаптации «Шанс» в Бердске ещё не было. Но он был в Новосибирске, туда постоянно поступали звонки на «горячую линию» от неравнодушных граждан: кто-то сообщал о пропадающих на улице бомжах, кто-то лично приводил их в «Шанс». И вот однажды по телефону Александру Криволуцкому сообщили, что в канализационном люке лежит какая-то женщина, не подающая признаков жизни. Был назван адрес, по которому и поехали Александр и его помощник. Спустились в канализацию: там действительно лежала без сознания женщина неопределённого возраста. С трудом подняли её наверх, привезли в «Шанс».

— Она была самой настоящей бродягой, от неё исходил жуткий запах, тело её, можно сказать, наполовину уже разложилось. Шансы на то, что она выживет, были, откровенно говоря, минимальны. Но мы решили-таки с Божией помощью поставить её на ноги. Отмыли, переодели, уложили в постель. Первое время она с постели не вставала, не ела, не ходила в туалет. Мы её буквально с рук её кормили, памперсы меняли. Лишь через несколько месяцев она начала приходить в себя. Изменился её облик, и из бродяжки без возраста она превратилась в молодую и красивую женщину.

Заговорив, новая постоялица «Шанса» рассказала, что зовут её Надежда, и что ей 32 года. Поведала и свою историю, которая, подчёркивает Александр, вполне обыденна и типична. Был когда-то у Надежды и муж, и двое детей. Но начала пить, употреблять наркотики, остановиться уже не могла. Семья распалась, детей забрали в детский дом, сама же Надежда очутилась на улице. И дальше всё пошло по накатанной схеме: скитания по городу, бесконечный поиск спиртного – не удовольствия ради, а чтобы забыться. Ночевала, где придётся: у случайных собутыльников (если повезёт), в подвалах, подъездах – и, наконец, в том самом канализационном люке, откуда её и извлекли. Александр рассказывает:

— В «Шансе» мы Надежду выхаживали всем миром. Священника приглашали, он молитвы над ней читал. В общем, задействовали все доступные нам механизмы, чтобы вытащить её из ада. И у нас получилось!

Получилось. И после того, как Надежда пошла на поправку, встала на ноги, она сама начала помогать постояльцам в «Шансе» — странникам, как называет их Александр. Так и заявила: «Я хочу остаться здесь, чтобы помогать другим людям». И осталась, и в Бердск переехала, когда сюда переместился «Шанс».

— Больше полугода она была старшей у женщин, — рассказывает Александр Криволуцкий. – И еду готовила, и уборкой занималась, и ухаживала за вновь прибывшими. В общем, всё женское отделение полностью было на ней, все женские обязанности она взяла на себя. Незаменимой была помощницей.

Периодически появлялся в центре реабилитации, ещё в Новосибирске, 38-летний Павел. Он как раз был из тех, «прихожан-ухожан»: зимой — в «Шансе», летом — в скитаниях. И всякий раз, подчёркивает Александр, приходил, так сказать, с изъянами: то рука у него была сломана, то нога. В последний раз опять со сломанной рукой пришёл.

— Я ему говорю: тебе нужно остаться у нас надолго, — дал тогда ему совет Александр. – Нужно, наконец, изменить свою жизнь. И он, представьте себе, меня послушал: и остался, и жизнь свою менять начал. Я прямо-таки увидел в его глазах некий блеск, жажду жизни. Прошло какое-то время, он подавал надежды, и я предложил ему переехать в Бердск, в новый центр реабилитации.

В Бердске мы работали на управляющие компании: и территории убирали, и в субботниках участвовали – в общем, восстанавливали наши постояльцы трудовые навыки. И Павел взял на себя ответственность руководить всем этим процессом: отвечал и за выходы на работу, и за приём новых людей. Вся хозяйственная сфера была на нём и на Надежде. И где-то когда-то проскочила между ними искра. На одном поприще они трудились, и зародилась между ними любовь.

Александр, конечно, эту взаимную симпатию заметил. И предупредил, что в «Шансе» существует строгое правило: никаких близких отношений до того времени, пока оба не пройдут полный курс реабилитации и адаптации. Но, надо сказать, этот годичный курс к тому времени они давно прошли. И приняли решение: подать заявление в ЗАГС, зарегистрировать свой брак и покинуть центр. Но куда, спрашивается, им было идти?

— К тому времени уже было, куда, — объясняет Александр. – Отец у Надежды умер, а был он успешным предпринимателем. И хотя при жизни отношения с дочкой у него были окончательно разорваны, однако после смерти досталась и ей некоторая часть наследства. Вот она, ещё будучи в «Шансе», и оформила на себя эту долю. Потом они с Павлом зарегистрировались в ЗАГСе. Мы в «Шансе» скромно, но торжественно отметили это событие и проводили молодожёнов туда, в новую жизнь.

— Ну и как, получилась у молодых новая жизнь?

Александр утвердительно кивает головой: да, получилась!

— Сегодня, — перечисляет он, — у них есть всё необходимое для нормальной жизни: своя квартира, своя машина, свой бизнес. Более того: медики некогда поставили Надежде диагноз, что она из-за своего образа жизни стала бесплодной и больше никогда не сможет иметь детей. Но поженились они с Павлом и – о, чудо! – родила она прелестного малыша. Восстановилась в родительских правах, тех двух детей забрала из детдома – так и стала у них многодетная семья.

С Александром Криволуцким связи не теряют, созваниваются с ним постоянно, рассказывают о своём житье-бытье.

Такая вот история. И таких историй Александр может рассказать много. «А если бы таких случаев не было, я давно бы бросил это занятие», — такими словами завершает он свой рассказ.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru