Пятница, 18 августа 2017 16 +  RSS
Пятница, 18 августа 2017 16 +  RSS
22:55, 09 октября 2014

В Бердске лишившиеся жилья и здоровья находят приют в социальной гостинице


В деревянном доме на окраине посёлка Агролес живут пять женщин и 18 мужчин. Владелец дома отдал его под социальную гостиницу.

DSCN1152

Все обитатели социальной гостиницы по разным причинам лишились крыши над головой, оказались на улице, и этот приют стал для них подлинным спасением. Жить здесь они могут бесплатно и бессрочно – как говорится, до лучших времён. И об этих лучших временах мечтает каждый из них.

Социальную гостиницу содержит межрегиональная благотворительная общественная организация «Линия жизни». Помощник руководителя Бердского филиала этой организации Александр Менде рассказывает: главная задача «Линии жизни» — организация социальной адаптации людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

40-дом

DSCN1155

 

Пока ситуация трудная

Когда-то в этом доме размещался реабилитационный центр для алкоголиков и наркоманов. Условия пребывания здесь были более чем строгие: не курить, за периметр не выходить, с родными-близкими не общаться и обязательная для всех трудотерапия.

После того, как дом обрёл статус социальной гостиницы, требования к постояльцам ощутимо смягчились. Сейчас они могут выкурить сигаретку на улице, в любое время могут посмотреть телевизор в одной из комнат, разрешается съездить по делам в Бердск и даже в Новосибирск, а работать насильно никто их здесь не заставляет. И мир после такой либерализации, представьте себе, не перевернулся, анархия не наступила – постояльцы оказались вполне сознательными. Сами, по доброй воле, они работают по дому, помогают местным жителям – дров наколоть или разгрузить уголь, а то и в ремонте поучаствовать.

На вопрос о том, как надолго они здесь застряли, Александр Менде поясняет: кто как, но цели бросить здесь якорь навечно нет ни у кого. Кто-то живет здесь в ожидании хирургической операции, кто-то восстанавливает утраченные документы, кто-то поселился в гостиницу после пожара, но надеется переселиться в жилье городского маневренного фонда. У каждого свои проблемы.

40-кухня

 

Постояльцы

Знакомство и общение с постояльцами гостиницы подтверждает слова Александра.

У 55-летнего Геннадия катаракта на обоих глазах — он ничего не видит. Судимостей у него – как у собаки блох. С глазами худо стало в колонии-поселении, куда Гену перевели из зоны за хорошую работу и примерное поведение. Ну, а места не столь отдаленные он в своё время угодил отнюдь не за свой кроткий нрав, а за то, что изрядно покалечил человека и чуть не лишил его жизни. Однако это дело прошлое, а сейчас Геннадий беспомощен, как младенец, и мечтает только об одном: сделать операцию на глазах, найти себе хорошую женщину и под её патронажем начать новую жизнь – спокойную, без криминального экстрима. Бесплатной операции он здесь и дожидается – договорённость с областной больницей уже есть.

Другой житель гостевого дома Борис куда старше, ему уже 73 года. У него есть своя квартира в Бердске, на улице Рогачёва. Но навязалась ему как-то в квартирантки внучатая племянница. Седьмая вода на киселе, но Борис проникся к ней сочувствием и прописал в своей квартире. А девица, как только появился в её паспорте штамп о регистрации, решила, что отныне она здесь хозяйка, и выставила Бориса за дверь. Так он здесь и очутился.

Александр Менде рассказал, что с ситуацией по заявлению разбирается участковый. Судя по всему, придётся обращаться в суд, дабы выписать обнаглевшую родственницу. Но в общем, ничего страшного, дело поправимое. А вот у Татьяны, женщины без возраста, положение куда сложнее. Она жила в Морозово в доме, оставшемся после смерти матери. С ней вместе там проживал и её брат, по словам женщины, сильно пьющий. Вот он её и выгнал из родительского дома.

Не так давно Александр съездил в Морозово, чтобы по-мужски поговорить с братом Татьяны. В ходе беседы выяснилось одно серьёзное обстоятельство: после смерти матери ни Татьяна, ни её брат в права наследства не вступали, и получается, что в доме они вроде как на птичьих правах. Такая вот проблема.

В социальной гостинице Татьяна делит комнату с бабушкой из Тальменки Марией Петровной. У пожилой женщины сгорел дом, вот по направлению органов соцзащиты она здесь и обретается. К случившемуся бабушка относится с философским спокойствием: сидит и вяжет какой-то носок.

DSCN1150

— Выходит, «Линия жизни» работает в контакте с государственными и муниципальными социальными службами, раз они даже людей сюда направляют? — спрашиваю Александра. Он согласно кивает головой:

— И с социальными службами, и с медицинскими учреждениями, и с полицией, и с местными властями. А ещё с православной епархией. Православные священники здесь частые гости, окормляют постояльцев духовно. Мир не без добрых людей, и помогают социальной гостинице самые разные люди и организации: и одеждой, и продуктами, и транспортом…

Как рассказал Александр Менге, и само здание гостиницы отдал в безвозмездное пользование «Линии жизни» владелец дома (попросивший, однако, не афишировать свое имя).

40-уют DSCN1147 DSCN1148

 

Как без надежды?

В доме чисто, даже уютно. Хотя такому количества постояльцев, конечно, здесь тесновато.

И если женщины ещё размещаются с каким-то даже комфортом, то мужчины спят на трёхъярусных кроватях, переданных гостинице одной из воинских частей, а проходы между этими кроватями настолько узки, что в них не разойдутся два человека. А что будет, если постояльцев ещё прибавится? А их прибавится непременно.

DSCN1151

— К зиме здесь всегда такой наплыв, что яблоку негде упасть, — делится руководитель гостиницы. — Руководство «Линии жизни» уже давно ведёт переговоры с бердскими властями о том, чтобы они передали под социальную гостиницу какой-нибудь дом попросторнее. Те вроде как не отказывают, но и подвижек никаких. А пока всякий раз при сезонном наплыве постояльцев приходится «перераспределять потоки»: отправлять в Новосибирск тех, для кого здесь места уже не хватает. В областном центре не одна такая гостиница, так что, в конечном счёте, никто на улице не остаётся.

Несколько лет назад местная протестантская община собиралась открыть подобный гостевой дом в Бердске. Но тогда и милиция, и местные власти встали на дыбы: вы что же, мол, хотите наш славный город в какой-то бомжевской притон превратить? Да ведь в Бердск начнут бродяги со всей области съезжаться! В Агролесе гостиница существует уже семь лет. И никакой катастрофы здесь не происходит. Приезжают только те, говорит Александр Менге, кому это действительно нужно. Местные жители относятся к такому соседству очень спокойно, даже доброжелательно. Видят, что обитатели дома не только безобидны, но ещё и оказывают реальную помощь при той же колке дров или разгрузке угля.

— Многим ли гостиница помогла встать на путь истинный, найти себя?

— Всякое бывает. Есть такие, кто, пожив в гостинице, как-то устраиваются в жизни: и работу находят, и жильё снимают, и даже женятся или выходят замуж. Приезжают потом, рассказывают о себе, благодарят, подарки оставляют. Но есть и другие, которые, пожив здесь, куда-то исчезают, а потом вновь появляются в виде самом непотребном: грязные, завшивевшие, оборванные. Но их никто не попрекает: и отмоют, и оденут, и опять документы восстановят. Потому что надежда – в том числе и на то, что человек рано или поздно встанет на ноги – должна жить всегда. Потому что без надежды что за жизнь?

 

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru