Четверг, 18 июля 2019 16 +  RSS  Письмо редактору
Четверг, 18 июля 2019 16 +  RSS  Письмо редактору
10:24, 14 июня 2019

Экс-директор КБУ в суде: «Я понимал, что оговариваю себя»


В суде Александр Кожин рассказал о давлении следователя и как оговорил себя.

13 июня показания в суде дали бывший директор муниципального «Комбината бытовых услуг» Александр Кожин и замдиректора «СпецАвтоХозяйства» Сергей Оленич.

После них перед судом выступит учредитель МК «Сибиряк» Владимир Дыненков. Напомню, что Александра Кожина обвиняют в превышении должностных полномочий. Дело состоит из двух эпизодов. Первый связан с МК «Сибиряк» — небольшим микрорайоном в Речкуновской зоне отдыха. По версии обвинения, специалисты КБУ обнаружили незаконную врезку в линию водоснабжения и выставили директору «Сибиряка» претензию на сумму 170 млн рублей. Владимир Дыненков платить не захотел и решил договориться с Александром Кожиным через Сергея Оленича. В результате Александр Кожин снизил долг застройщика перед КБУ до 380 тысяч рублей. Следствие полагает, что «Сибиряк» должен был заплатить 75 млн рублей. Сумму получили, отняв из выставленных изначально 170 млн рублей стоимость воды, которую якобы потребил неоткрытый спортивный комплекс.

Второй эпизод в деле Александра Кожина связан с ООО «Стройрегионсервис». По версии обвинения, экс-руководитель предприятия снизил сумму задолженности застройщика с 20 млн рублей до 154 тысяч рублей. Причём в деле также фигурирует незаконная врезка в линию холодного водоснабжения.

В шоковом состоянии

Александр Кожин не признаёт себя виновным по обоим эпизодам.

У него было время обдумать обвинительное заключение. Готовясь давать показания, в следственном изоляторе он написал аналитический опус на своему делу. В рукописи очень много ссылок на законы и техническую документацию. Экс-руководитель попытался доказать, что работники КБУ не имели право проверять коммуникации «Сибиряка» без разрешения Владимира Дыненкова. Сам Александр Кожин не знал о действиях подчинённых, полностью доверяя своему заместителю. Сейчас он проанализировал акты и пришёл к выводам, что на счётчиках не было лишь пломб КБУ, а заводские клеймо стояли.

Давая показания, Александр Кожин рассказал, что его назначили на должность директора КБУ в декабре 2013 года. До этого Александр Юрьевич занимал должности вице-мэра Новосибирска, начальника департамента энергетики и ЖКХ мэрии Новосибирска и генерального директора ОАО «Новосибирскгортеплоэнерго». Александр Юрьевич несколько раз за время допроса подчеркнул, что считал должность директора КБУ невысокой и никогда за неё не держался. После окончания отопительного периода 2018 года он намеревался перейти на более высокий пост и предупредил об этом главу города Евгения Шестернина.

Однако 27 марта 2018 года Александра Кожина задержали по подозрению в преступлении. В тот день он дал первые показания следователям. Их зачитала судья Татьяна Васюхневич. Тогда Александр Кожин рассказал, что после начисления задолженности «Сибиряку» 9 декабря 2017 года его вызвал в свой кабинет Евгений Шестернин. Мэр в резкой форме высказал претензию по поводу высокой суммы задолженности «Сибиряка». Евгений Анатольевич попросил пересчитать и существенно уменьшить её. По словам Кожина, он отказался и заявил о намерении обратиться в арбитражный суд. Через несколько дней к Александру Кожину пришёл уже Владимир Дыненков и выразил несогласие с суммой задолженности. Александр Кожин не изменил позицию. 26 декабря 2017 года с директором КБУ связался Сергей Оленич, который позиционировал себя как советник или помощник мэра. Сергей Николаевич договорился о встрече с Кожиным в кафе, где разговор пошёл об уменьшении суммы долга «Сибиряка». Александр Юрьевич отказался уступить. 28 декабря 2017 года его вызвал Евгений Шестернин и дал указание сделать перерасчёт.

— Тогда я понял, что от меня так быстро не отстанут. Тем более Шестернин является моим работодателем, — сказано в показаниях бывшего директора КБУ.

После этого Александр Кожин сам изготовил новую претензию, взяв в качестве расчётного периода срок с 5 сентября по 7 декабря 2017 года. Кроме этого Александр Юрьевич использовал другой показатель скорости воды, что также повлияло на сумму суммы долга. В тот же день Александр Кожин позвонил Евгению Шестернину и доложил, что его указание выполнено: сумма пересчитана и она существенно меньше.

В суде Александр Кожин отказался от этих показаний, заявив, что дал их под давлением. В день задержания Александр Юрьевич находился в шоке. Он рассказал, что следователь Вера Шаванова пообещала отпустить его по подписке о невыезде. Для этого Александру Юрьевичу надо было уволиться и дать нужные показания. В ином случае следователь грозила посадить в тюрьму.

— Я понимал, что оговариваю себя, но не хотел сидеть в тюрьме. Фактически она согласовывала со мной каждую фразу показаний. Однако если её что-то не устраивало, она не записывала это, — констатировал Александр Юрьевич.

Новые показания

Однако он всё-таки оказался в следственном изоляторе.

19 апреля 2018 года Александра Кожина арестовали после появления в деле второго эпизода. Позже он отказался от мартовских показаний, но они остались в деле. Теперь Александр Юрьевич утверждает совсем иное. Он рассказал суду, как Евгений Шестернин сообщил ему, что замдиректора КБУ Сергей Орлов вымогал взятку у Владимира Дыненкова.

— Я был сильно напуган. За всё, в том числе действия замдиректора, отвечает руководитель, — отметил Александр Кожин.

Узнав о поведении зама, он отстранил его от дел и сам занялся расчётами. В итоге КБУ выставил «Сибиряку» претензию за неоспариваемый период между двумя проверками: с 5 сентября по 7 декабря 2017 года. Александр Кожин думал, что указание конкретного срока в документе станет доказательством его невиновности. Он не намеревался прощать всю сумму долга и планировал установить её в суде. Однако из-за ареста не успел подать исковое заявление. Это сделал уже другой директор КБУ.

Оказался рядом

Сергей Оленич также не признаёт себя виновным. Он рассказал, что в декабре 2017 года после совместного объезда полигона ТБО глава вызвал его к себе. Евгений Шестернин пояснил, что к нему обратился Владимир Дыненков — бизнесмен с положительной характеристикой.

Предприниматель рассказал, что замдиректора КБУ Сергей Орлов вымогает у него 15 млн рублей и участок земли в обмен на снижение суммы задолженности.

Градоначальник попросил Сергея Оленича поговорить с Орловым, чтобы со стороны последнего не было «некорректных вопросов и мы не позорили город». А сумма задолженности, по словам мэра, надо подсчитать в рамках закона. После этого Сергей Оленич встретился с Владимиром Дыненковым. Предприниматель уже лично рассказал о разговоре с Орловым и сообщил о готовности обратиться к правоохранителям. После этого Сергей Оленич встретился с Сергеем Орловым, напомнив, что все вопросы нужно решать в рамках закона и через арбитражный суд.

Через какое-то время Евгений Шестернин вновь поручил Оленичу встретиться с Кожиным.

Александр Юрьевич заверил, что в курсе ситуации, и определённая работа проведена. После этого Сергей Оленич позвонил Владимиру Дыненкову и посоветовал решать вопрос через арбитражный суд. Защитник поинтересовался: «Мог ли Сергей Оленич влиять на Александра Кожина?». Сергей Оленич ответил, что они работают в разных организациях.

Старший помощник прокурора Бердска Светлана Тарасова поинтересовалась у Сергея Оленича: «Какое отношение он имеет к задолженности «Сибиряка» перед КБУ?»

— Глава попросил разобраться меня, потому что я оказался рядом, — ответил Сергей Оленич.

Суду предстоит разобраться, какие из показаний Александра Кожина правдивые, и почему замдиректора свалки отправился разбираться с задолженностью перед КБУ.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru