16 +  Письмо редактору
19:08, 25 ноября 2019

Бердский активист организовал в Новосибирске пикет против законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия


23 ноября в Новосибирске прошёл пикет против законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия».

В акции приняли участие 50 человек, в том числе, и пять жителей Бердска. Одним из организаторов пикета стал бердчанин Иван Квасницкий. Он пояснил, что организаторы хотели провести митинг, но слишком поздно подали заявку, поэтому им разрешили лишь пикет. Активисты вышли, чтобы защитить семьи от попыток «российского феминистского лобби внедрить в уголовное законодательство страны закон, демонизирующий семейные отношения и представляющий их как нечто противоправное, угрожающее жизни и здоровью её членов». Сам Иван Васильевич уверен, что семья — это самое безопасное место для человека.

Закон вводит новое понятие в нашем законодательстве: запрет на приближение к жертве насилия в течение года. Расстояние, на которое агрессору запретят подходить к своей жертве, установит суд. Также суд может обязать виновника покинуть совместную жилплощадь, возместить причинённый вред, оплатить пребывание жертвы в кризисном центре, гостинице или съёмном жилье. Ничего подобного в нашем законодательстве нет. Однако, по словам Ивана Квасницкого, новый закон не договороспособен. Он не даст возможности сторонам помириться: людей просто разведут охранными ордерами.

— Хотя в семье всякое бывает. Мы все не без греха. Однако люди могут попросить прощения, а закон не предусматривает такой возможности, — обосновал Иван Васильевич.

Педагог-психолог центра помощи семьи и детям «Юнона» Тамара Иванова полагает, что проблема семейного насилия очень актуальна в нашем городе. С подобными фактами специалист сталкивается каждую неделю, когда в приют попадают дети, где отец или отчим избивает мать. Как правило, пострадавшие женщины молчат и терпят. Нередко дети пытаются защитить матерей, и тоже оказываются жестоко наказанными. В самых сложных ситуациях дети уже не могут жить дома, и попадают в «Юнону». А здесь они мечтают вернуться к родителям, но если в доме воцарится долгожданный покой. В приюте дети рассказывают психологу, что их матери дома переклеивают обои, потому что старые залиты кровью. В пылу избиения отцы и сожители на глазах детей бьют женщин головой о стенку, пинают и совершают действия сексуального характера.

— Это очень страшно, когда ребёнок вынужден привыкать жить в таких условиях и страдать. Здесь речь идёт не только о физическом, но и психологическом, а порой и сексуальном насилии, — сказала Тамара Михайловна.

Подобные избиения, как правило, происходят в пьяном виде или в состоянии наркотического опьянения. Женщинам выйти из замкнутого круга очень сложно. Нередко матери даже не имеют возможности работать. Из-за постоянных травм они вынуждены отлёживаться дома и не могут выйти на работу. Причём женщины обычно даже не обращаются к медикам. Сами жертвы нередко говорят, что выносят избиения от мужа ради детей, чтобы те росли с отцом. Однако сами дети полагают, что мама просто не может жить без мужчины. Ради сожителей и мужей женщины жертвуют своим здоровьем и ставят под угрозу безопасность детей. Выйти из такой ситуации могут лишь немногие, а большинство предпочитает терпеть. Изменить положение дел и призван новый закон.

Сейчас законопроект о профилактике бытового насилия в семье готовят к внесению в Госдуму. Планируется, что рабочая группа завершит его подготовку к 1 декабря. После этого законопроект вынесут в нижнюю палату парламента.

Фото предоставил Иван Квасницкий

Обсуждение: 9 комментариев
  1. Александр:

    А Тамара Иванова может привести конкретную статистику, сколько случаев семейно-бытового насилия фиксируется в Бердске за последние годы. Что, по ее мнению, не хватает в существующем законодательстве, если там предусмотрена ответственность за все типы физического насилия, начиная от побоев, не приносящих вреда здоровью? А тот факт, что по статистике МВД, семейно бытовому насилию в большинстве случаев подвергаются как раз мужчины, Иванова как может прокомментировать? Уж больно страшную картину тут нарисовала г-жа Иванова. Что за этим стоит?

    Ответить
    1. Олег:

      Александр, а почему вы так возбудились? Вы боитесь этого закона? Бьете женщин и детей? любите унижать слабых?
      По существующему законодательству полиция на бытовуху не выезжает. А ответ: «когда убьет — приедем», уже вошел в историю.

      Ответить
      1. Александр:

        Меня не трогает этот способ свести проблематику, мной поставленную, к моей личности. Жду ответов на поставленные мной вопросы.

        Ответить
      2. Шмель:

        Олег, именно тем и опасен новый закон, что он почти всю «бытовуху» переводит в уголовную плоскость.

        Но ведь в семейном быту иногда бывают мелкие перебранки, но которые ни никто не считает поводом для разрушения семейных отношений. А новый закон почти всю эту бытовую «мелочь» будет трактовать как уголовное преступление.

        Ответить
  2. Олег:

    Вот и повылазили абьюзеры. Распереживались, что за то, что они привыкли делать постоянно — бить, чмырить и унижать, теперь смогут наказать.

    Ответить
    1. Шмель:

      Наказать можно и при ныне действующем законодательстве. И без специального хитрого нового закона.

      А вот как раз этот новый закон, который хотят пропихнуть наши «слуги народа», позволит вмешиваться в частную жизнь по надуманным поводам.

      Ответить
  3. Сергей:

    Российский законопроект о домашнем насилии не только практически под копирку содран с европейских, но и внедряются в наше общество также через однобокую эмоциональную, на грани истерики, кампанию в СМИ. Приводится не понятно откуда взявшаяся статистика о невероятном уровне насилия в семье, ничего общего не имеющая с официальной статистикой МВД и Росстата. Приводят ее НКО, вроде кризисного центра «Анны» (кстати, признанного иностранным агентом), затем и она вдалбливается в головы граждан.
    Например, в Германии в 1999 году министр по делам семьи Кристин Бергман заявила о «ежедневном насилии в отношении женщин» в немецких семьях, а в 2018 году уже новая министр ФРГ по делам семьи Франциска Гиффай вновь заявила, что «для многих [немецких] женщин, собственный дом является опасным местом… Каждые три дня [в Германии] от рук своего мужа (партнера) погибает одна женщина». При этом немецкая статистика показывает, что за 20 лет своего существования закон о семейно-бытовом насилии не оказал никакого влияния на количество убиваемых женщин в немецких семьях. Как видите, никакого снижения уровня насилия не произошло.
    Германия имеет печальный опыт жизни с законами о семейно-бытовом насилии, которые уже два десятилетия разрушают немецкие семьи. Они не только привели к «войне полов», но и подорвали демократические основы правовой системы ФРГ. Об этом говорят ведущие немецкие эксперты – юристы, профессора университетов, доктора юридических наук, судьи.
    Данный законопроект, если его примут, приведет абсолютно к такому же результату и у нас в стране. Он базируется на отмене презумпции невиновности, на доносительстве, дает возможность всевозможным негосударственным структурам напрямую вмешиваться в дела семьи с абсолютно разрушительными последствиями.

    Ответить
  4. Анна Ноговицина:

    Александр, психолог не ведёт статистику. Она работает с детьми, которые растут с семьях, где отец бьёт мать. Такие случаи бывают в практике, по меньшей мере, по одному в неделю. А статистика МВД, судя по словам психолога, сильно занижена. Большинство избитых просто не обращаются в полицию.

    Ответить
    1. Александр:

      А сколько таких семей в процентном отношении к бердским семьям, где нет насилия? Ведь проблема специально раздувается. Если какие-то жертвы насилия не обращаются, это же не значит, что нужно открывать доступ для различных НКО во все семьи без исключения.Пусть обращаются, для эих защиты в законодательстве все есть. А для НКО это очередная кормушка и рычаг давления на семью.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru