16 +  RSS  Письмо редактору
15:26, 21 октября 2014

Девочку с «волчьей пастью» скоро увезут из Бердска в черепановский дом ребёнка


Органы опеки уверены в своей правоте, местные общественники считают, что администрация города могла помочь семье, но не сделала этого. Мама решительно настроена вернуть дочь.

41332_original 

В этой истории примечательно то, что несколько разных общественных организаций города консолидировались, и все вместе взялись помогать отдельно взятой женщине. Но теперь общественники города, приложившие массу усилий к тому, чтобы мать и дитя были вместе, недоумевают: почему у государства нет средств, чтобы помочь родной матери ребёнка, оказавшейся в сложной жизненной ситуации, но они находятся на содержание этого ребёнка в госучреждении, либо на то, чтобы платить пособие чужим людям, готовым взять ребёнка под опеку.

Веронике Фазлеевой нужна операция, у девочки врожденная расщелина нёба, патология, в народе именуемая «волчьей пастью».

Современная медицина давно научилась решать подобные проблемы: таких детей оперируют ещё в младенческом возрасте, однако для того, чтобы операция стала возможной, необходимо определённое физическое состояние младенца, в противном случае ребёнок просто не переживёт анестезию.

 

«Карать вместо того, чтобы помочь»

Борис Молоков, президент благотворительной организации «Поможем детям вместе», обратился к председателю общественной организации родителей детей-инвалидов Анжелике Валуцкой с просьбой помочь женщине, находящейся в трудной жизненной ситуации: полугодовалой малышке требовалась челюстно-лицевая операция. Чтобы сделать операцию, девочка должна была набрать определенный вес, но поскольку у неё проблемы с глотанием, она очень плохо усваивала пищу и вес набрать не могла.

Валуцкая и Молоков привели Татьяну Фазлееву, мать Вероники, в «Юнону» и попросили специалистов о помощи. Подключилась «Юнона»: маму закодировали, потому что на тот момент она злоупотребляла алкоголем, девочку на это время поместили в педиатрическое отделение городской больницы в надежде, что под присмотром медиков ребенок наконец-то начнет набирать вес. Однако и в больнице решить эту проблему не удалось. Общественники не сидели сложа руки: женщине оформили временную прописку, помогали ей собрать необходимые документы для получения пособия, бросили клич в различных интернет-ресурсах: человеку требуется помощь. Ходили к Жанне Тузовой, которая на тот момент была начальником отдела социального обслуживания (сейчас — вице-мэр Бердска по социальным вопросам), спрашивали, нет ли возможности поселить женщину с ребёнком в каком-нибудь маневренном фонде, можно ли ей оформить какую-то единовременную материальную помощь.

— Жанна Леонидовна нам ответила, что такой возможности у города нет, маневренного фонда тоже нет. На данный момент её денежные выплаты составляют 3,5 тысячи, на которые она и живёт в съемной комнате, которая находится в аварийном жилье, где зимой в коридоре не тает снег. У неё образовалась задолженность за комнату, — рассказывает Анжелика Валуцкая. — Наверное, мы где-то недоглядели. 12 сентября у неё был день рождения, и она сорвалась. Случилось то, что случилось. Мы к ней приезжали, застали «картину маслом». Но с другой стороны, когда я пытаюсь поставить себя на её место, не знаю, как бы повела себя я. Пришли органы опеки, всё это мужественно засняли и ребенка забрали. В общем, все как всегда: вместо того, чтобы помочь, давайте будем карать. Я считаю, что со стороны администрации не были приложены усилия, чтобы помочь ей: нет в городе социальной гостиницы, но можно было ведь отправить её в Новосибирск; не получается у местных врачей помочь ребёнку набрать вес, почему бы не перевести его в областную больницу? Планирую обратиться к Любови Зябревой, детскому омбудсмену, она об этой ситуации знает.

 

«Мама лучше равнодушной няни из детдома»

Бердчанка Светлана Сизикова сама в свое время столкнулась с подобной бедой, а потому, прочитав в местной газете статью о маме, которая в одиночку пытается бороться с недугом дочки, решила с ней познакомиться, чтобы поддержать.

— Причины подобной патологии могут быть самые разные, совсем не обязательно алкоголизм мамы. Страшно, если такой ребёнок попадет в детский дом: таким деткам операции всегда делают позже; после операции ребенку требуется уход, внимание и сочувствие, и всегда лучше, когда в этот момент рядом находится любящая мама, чем непьющая, но равнодушная нянечка из детдома. Да и в детском коллективе ребёнку придется несладко, а в приёмную семью с такой патологией её вряд ли кто-то возьмет. Она человек не очень эмоциональный, очень закрыта, никогда ничего не просит. Иногда действительно складывается впечатление, что она равнодушна. Но порой в разговорах она роняла фразы, из которых становилось ясно, что глубоко внутри Таня переживает. За пять месяцев нашего знакомства она четыре раза лежала с девчонкой в больнице, но и там ребёнок не набирал вес. Поэтому нельзя сказать, что мама как-то неправильно ухаживала за девочкой.

…Словом, все те, кто все это время был рядом с Татьяной, в один голос уверяют: мать и дочь должны быть вместе, Татьяна — не потерянный человек.

 

«Общественные организации — это хорошо, но в ответе за ребёнка отдел опеки»

В отличие от общественников, госслужащие уверены, что в данной ситуации было сделано всё возможное, и лишение матери родительских прав — единственно правильное на сегодняшний день решение.

Наталья Леонидова, начальник отдела опеки и попечительства администрации Бердска, уверяет, что мама в поле зрения органов опеки попала довольно давно, и эта ситуация уже рассматривалась на комиссии по делам несовершеннолетних, когда отдел опеки выступил с предложением о временном помещении девочки в Дом ребёнка, чтобы малышка была прооперирована и прошла послеоперационную реабилитацию.

— Тогда не велось речи о лишении мамы родительских прав, да и сама она согласилась на этот шаг, правда, только на словах. После этого мне звонили представители общественности и просили оставить ребенка с матерью, обещали держать ситуацию под контролем и помогать. В данном случае, действительно все сработали, как надо, и было сделано всё возможное, но мать снова запила, — комментирует начальник отдела опеки. — Общественные организации — это хорошо, однако ответственность за жизнь и здоровье ребенка несут всё же не они, а органы опеки. А ребёнка нужно спасать.

Сейчас ребёнок находится в Бердске, в больнице. Девочка болеет, у нее температура, поэтому транспортировать её в Черепаново пока нельзя. Вопрос о лишении матери родительских прав решён.

— Лечение девочке предстоит долгое, у неё серьезная патология, причем не только челюстно-лицевая, но и органическая. В семью такого ребенка вряд ли кто-то захочет взять. Поэтому, если мать возьмёт себя в руки, то у неё есть все шансы впоследствии восстановиться в правах и забрать Веронику, — подчеркнула Наталья Леонидова. — Что касается помощи, её оказывают тем, кто доказывает свою малообеспеченность. У Татьяны же есть жильё в Черепановском районе, однако она наотрез отказывается возвращаться туда, сейчас ей дороже её отношения с сожителем, который, к слову, тоже довольно неблагополучный.

Может ли город оказывать какую-то поддержку матерям, которые находятся в декрете и не имеют никакой материальной поддержки? В каких ситуациях? Что для этого нужно? Появится ли в городе социальная гостиница для людей, находящихся в подобном положении? На эти вопросы отвечает начальник отдела социального обслуживания населения Наталье Скоромных.

— В Бердске есть городская комиссия по оказанию социальной помощи населению Бердска, которая, в зависимости от ситуации, может выделить как денежные средства, так и продуктовые наборы. Для этого нужно обратиться с заявлением в комплексный центр социального обслуживания населения (ул. К. Маркса, 55, каб. 6, т. 5-17-02). Специалисты выезжают на дом к тем, кто обращается с подобным заявлением и на месте оценивают ситуацию. Не так давно, к примеру, мы выделяли семье 5000 рублей на приобретение зимней одежды. Что касается непосредственно Татьяны и Вероники, мы оказывали ей помощь, в частности, лично я обращалась в аптеку «Бердская», которая предоставляла для ребенка памперсы и витамины. А вот вопрос создания социальной гостиницы в Бердске стоит остро и он по сей день открыт. Я буквально каждый день поднимаю эту тему, но каждый раз мы натыкаемся на один и тот же ответ: нет помещения.

— Я верну дочь во чтобы то ни стало! Даже если меня лишат родительских прав, я буду делать всё возможное, чтобы восстановиться в правах. Уже сейчас я вышла на работу, пытаюсь решить вопрос с жильём. Конечно, квартиру, скорее всего, в любом случае придется снимать, но я готова на всё, лишь бы дочка была со мной. Ей требуется серьезное лечение, я долго билась, чтобы прооперировать малышку, но у меня не вышло. Надеюсь, что пока она будет находиться в доме ребёнка, операцию ей все же сделают. Я же за это время решу все проблемы, руки опускать я не намерена, — заявила Татьяна Фазлеева.

Фото livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru