16 +  RSS  Письмо редактору
7:30, 30 октября 2014

Каждый день из лагерей выпускали десятки политзаключённых, и они разъезжались с нашего перрона…


30 октября — День памяти жертв политических репрессий.  

7600814

Для меня это особая дата. Детство моё прошло на крошечной железнодорожной станции под названием Ужгур: мама работала там дежурной. Станционный домик с перроном, рядом – казарма, в которой жили несколько семей железнодорожников… А по обе стороны от Ужгура – огромные концентрационные лагеря с тысячами заключённых.

Железнодорожная ветка, на которой стояла наша станция, была весьма специфической: она принадлежала не Министерству путей сообщений, а НКВД-МВД, и проложена была с единственной целью – пополнять население этих лагерей.

Но в 1957 году процесс повернул в обратную сторону: после XX съезда КПСС, разоблачившего культ личности Сталина, началась реабилитация.

Каждый день из этих лагерей на волю выпускали десятки политзаключённых — и все они разъезжались по домам через Ужгур; с нашего перрона садились в поезд, увозивший их к свободной жизни. Для меня, четырёхлетнего, все эти дни слились в какой-то непрерывный праздник: на перроне играли гармошки, вчерашние зэки и приехавшие их встречать родственники пели и танцевали, и каждый старался угостить чем-нибудь вкусненьким меня, единственного ребёнка на  станции.

Но помню и другую картину: плачущего седовласого вое№нного с двумя рядами орденов и медалей на груди и фанерным чемоданом в руке. Помню, я удивился: все радуются, а он плачет! Много позже мама рассказала: она подошла к этому полковнику, постаралась утешить: на волю едете, какие могут быть слёзы! А он ответил: «Всё мне вернули: воинское звание, награды, даже денежную компенсацию выдали. Но кто теперь вернёт мне пятнадцать лет жизни?!».

… Там, на Ужгуре, дорожным рабочим трудился дядя Лёша, он частенько заходил к нам в гости. Дядя Лёша отбывал срок в близлежащем лагере. Но он был «расконвойником»: днём работал за пределами зоны и возвращался за колючую проволоку только на ночь.  

Его десятилетний срок подходил к концу, и мама вдруг стала заводить со мной разговоры о том, что дядя Лёша хороший, сидит «ни за что», а после освобождения останется жить с нами. То, что он хороший, я и сам видел: он всегда разговаривал со мной «по-взрослому», называл меня матросом и обещал устроить в нахимовское училище. Позже, когда дядя Лёша и мама поженились, я узнал, что моряком был и мой отчим.

На войну он пошёл добровольцем, в семнадцать лет. Службу нёс на Черноморском флоте, дослужился до командира отделения канониров на тральщике. После войны мечтал пойти в высшее военно-морское училище, стать морским офицером. Война победоносно закончилась, но… В 1947 году на Черноморский флот обрушились репрессии.

На корабле, где служил отчим, по 58-й, политической, статье была арестована вся «верхушка»: и командир, и старпом, и все другие офицеры. И даже он, молоденький старшина первой статьи. Всех объявили турецкими шпионами. Офицеров расстреляли, а отчиму, можно сказать, крупно повезло: дали десять лет лагерей. Срок этот кончился аккурат в 1957 году, и Алексей вышел на свободу. Не по реабилитации, подчёркиваю, а по окончанию срока. И добивался реабилитации потом долгие годы.

Писал во все инстанции, но отовсюду приходили недоумённые ответы: вы в 1957-м году на свободу вышли, лишнего дня не пересидели, чего же вам ещё нужно? А нужно было совсем немногое: восстановить доброе имя, добиться признания того, что был он участником Великой Отечественной войны, имел боевые награды.

Реабилитировали моего отчима только в 1965-м, аккурат перед празднованием 20-летия Победы в Великой Отечественной войне. Добился-таки! И ветераном войны его признали, и юбилейную медаль торжественно вручили. Помню, как радовался отчим, которого я тогда уже называл отцом, как мечтал, что вот ещё совсем немного подождать  – и вернут боевые награды. Не дождался, умер.

На его могиле мы поставили пирамидку, увенчанную пятиконечной звездой, какие обычно ставили при погребении военных. Так ведь он и был военным, мой отец: сначала воевал на море – с фашистами, потом на суше – за восстановление своего доброго имени. И победил!

Фото liveinternet.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2020 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru