16 +  Письмо редактору
17:26, 11 февраля 2021

«Убивающий причину»: за что молодые исследовательницы Новосибирска получили премию президента


В год науки и технологий премию президента России в пять миллионов рублей за уникальные разработки для лечения онкозаболеваний получили три исследовательницы из ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН».

Старшие научные сотрудники лаборатории индуцированных клеточных процессов, кандидаты биологических наук Евгения Долгова, Екатерина Поттер и Анастасия Проскурина рассказали «Свидетелю» о том, каких результатов удалось достичь при лечении рака молочной железы, и когда их разработка станет доступна всем нуждающимся.

Всего в этом году на соискание Президентской премии было выдвинуто более 80 работ. Четырёх лауреатов премии в области науки и инноваций объявили в День российской науки.

— Первая технология – это применение препарата «Панаген» в курсах химиотерапии. Уникальность разработки заключается в двойном эффекте: защите системы кроветворения от негативных последствий химиотерапии и активация адаптивного иммунного ответа, — рассказала Анастасия Проскурина.

— Препарат представлен в виде кишечнорастворимой формы, в верхних отделах кишечника он активирует дендритные клетки. После химиотерапии образуются остатки опухолевых клеток, дендритные клетки их поглощают и обучают иммунную систему организма бороться с опухолью, таком образом опухоль разрушается.

Хочу отметить, что «Панаген» ещё не прошёл третью фазу клинических испытаний и пока его нельзя купить в аптеке.

Особенности технологии «Каранахан», что с санскрита переводится как «убивающий причину», пояснила Евгения Долгова.

— Сейчас популярна теория о том, что злокачественная опухоль состоит из разного типа клеток: стволовых и дифференцированных. Именно стволовые клетки, которых очень мало, ответственны за рост опухоли, метастазирование и возникновение рецидивов. Их очень сложно уничтожить.

Нашей лабораторией был разработан способ, благодаря которому мы научились воздействовать как на общую массу клеток опухоли, так и на стволовые клетки. Он основан на применении стандартного химиотерапевтического препарата «Циклофосфан» совместно со сложнокомпозиционным препаратом на основе ДНК. Препараты вводятся именно в тот момент, когда стволовые опухолевые клетки становятся уязвимыми для их воздействия, — добавила исследовательница.

— Пилотные клинические испытания технологии «Каранахан» прошли в онкодиспенсере Новосибирска на пациентках с раком молочной железы. Одна женщина прошла курс и находится под наблюдением, но положительные изменения уже начинаются. Вторая пациентка с четвёртой стадией заболевания прошла лечение больше двух лет назад: у неё ушли метастазы, и за это время рецидивов не было, — добавил заведующий лабораторией индуцированных клеточных процессов доктор биологических наук Сергей Богачев.

— Данная технология не является панацеей, это платформа, удивительная и могучая, чтобы на её базе использовать все имеющиеся средства лечения этого страшного заболевания. В перспективе мы должны получить у пациентов длительную ремиссию, снижение опухолевой нагрузки, перевод опухоли в операбельное состояние и просто улучшение общего состояния организма.

Учёные не смогли дать точного ответа на вопрос, когда именно будут завершены клинические испытания и технология начнёт применяться массово. Это зависит от множества факторов, в том числе от наличия денег и административного ресурса.

«Где деньги, Зин?»

В день получения премии, 8 февраля, Институт цитологии и генетики СО РАН оказался в эпицентре скандала. Во время видеоконференцсвязи с президентом России Владимиром Путиным Анастасия Проскурина подняла вопрос о низкой зарплате учёных.

Согласно майским указам президента 2012 года, зарплаты научных сотрудников должны быть на уровне 200 процентов от средней зарплаты в регионе. Услышав признание Анастасии, Владимир Путин поручил проверить ситуацию с зарплатами бюджетников во всех сферах.

10 февраля в Институт цитологии и генетики СО РАН приехал замминистра науки и образования РФ Пётр Кучеренко.

— Действительно, средняя заработная плата у Анастасии Сергеевны составила порядка 44 тысяч рублей, а должна быть около 67 тысяч, — сообщил он. — При этом все наши обязательства в части финансирования выполнены, почему получилась такая ситуация, будем разбираться.

Министерство гарантирует, что никакого преследования за поднятие этого вопроса быть не может, наоборот, нужно похвалить институт за свободный научный дух, за то, что люди не боятся говорить о своих проблемах.

Директор института Алексей Кочетов так прокомментировал начисление зарплат своим сотрудникам:

— Дирекция отслеживает среднюю заработную плату по научным подразделениям и регулирует этот процесс совместно с заведующим подразделением, который отвечает за финансирование работ подразделения из грантов. Зарплаты у научных сотрудников – самые разные в зависимости от успешности в получении грантов и выполнении договоров НИР, каждый грантодержатель и руководитель договора самостоятельно определяет состав трудового коллектива и размеры выплат. Институт не считает правильным вмешиваться в этот процесс на уровне отдельного научного сотрудника и обеспечивает выплату фиксированного должностного оклада, дальше – все зависит от эффективности научного труда, — заявил он.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru