16 +  Письмо редактору
16:44, 12 мая 2021

Будни бердской реанимации: о работе отделения рассказала старшая медсестра


Если медработник понял, что ему уже невтерпёж работать в реанимации или вовсе стало всё равно, — надо сразу переводиться в другое отделение ЦГБ.

— Никто не говорит, что там пациенты не нуждаются в медицинской помощи, но они не такие тяжёлые, значит, не требуют постоянной заботы, — утверждает Наталья Кочеткова, старшая медицинская сестра отделения анестезиологии и реанимации бердской больницы.

12 мая — международный День медсестер

В самом «жарком» отделении ЦГБ Наталья Владимировна трудится 21 год, а выглядит так молодо, словно только вчера пришла сюда после окончания медицинского колледжа.

— Мы всегда в тонусе, оттого и выглядим хорошо. Хотите быть вечно молодыми – приходите работать в реанимацию, — шутит она. А затем уже совершенно серьёзно добавляет: — Я всегда хотела работать именно здесь, чтобы спасать людей.

Это желание ещё больше окрепло после того, как коллектив отделения много лет назад спас дочь Натальи Кочетковой. В больницу шестимесячную девочку привезли «тяжёлую» — с двухсторонней пневмонией. Аппарат ИВЛ, капельницы, инъекции… Малышку выходили, и мама тогда твёрдо решила: трудиться — только в детской палате реанимации.

— Она долгое время была обособлена от взрослых, в ней лежали дети от рождения до 14 лет с самыми разными диагнозами, начиная от врождённых патологий, заканчивая наркотическими и алкогольными опьянениями, — вспоминает старшая медсестра. – Поначалу было страшновато. С опытом боязнь, конечно, уходит, а вот на смену трепету и переживаниям за жизнь людей никогда не должно приходить равнодушие. Стало всё равно или слишком тягостно, лучше сразу перевестись в другие отделения. В реанимации всегда трудится костяк — специалисты, способные трудиться в порой невыносимых условиях.

По словам Натальи Кочетковой, в последнее время коллектив отделения реанимации ещё больше сплотился и закалился. Обычно так бывает, когда людям сообща приходится преодолевать свалившиеся на них трудности и беды, какие и принёс коронавирус.

— В первое время работать приходилось очень тяжело, — говорит старшая медсестра. – Приходишь на работу в дневную смену, а тебя оставляют трудиться на сутки и больше, потому что самых тяжёлых пациентов из ковидного госпиталя привозили к нам. Такие больные под аппаратами ИВЛ у нас находятся и сегодня, но работать сейчас уже намного легче, чем тогда, когда всё только начиналось: почти весь коллектив уже переболел COVID-19, никто не находится на бюллетене из-за инфекции, все в строю.

— А тогда… Мы долго и стойко держались, потом началось: один заболел, второй, третий, пятый…, — вспоминает Наталья Владимировна. — Некоторые после выздоровления уволились, опасаясь повторного заражения. Но все, кто остался, выдержали оборону, стеной встали, как титаны, не зная сна и отдыха.

— Медики работают на износ, при этом им часто приходится слышать от людей много негатива. Не обидно? – интересуюсь у своей собеседницы.

— Очень обидно! Особенно, когда вытаскиваешь человека с того света, а он, перейдя в другое отделение, принимается всем рассказывать, что обращались с ним в реанимации очень жёстко. Но как, если не в приказном порядке, до человека донести, что ему категорически нельзя, к примеру, вставать?! При этом я всегда говорю нашим девчонкам и парням, что к пациентам нужно относиться так же, как к своим родным, которые в любой момент могут оказаться на больничной койке. Они стараются; повторю: у нас не задерживаются равнодушные.

Каждый, прибегая на работу после выходных, первым делом интересуется состоянием здоровья тяжёлых пациентов, особенно, если это касается детей и пожилых людей, которые подолгу – до месяца, задерживаются в отделении. Не успели переодеться, тут же спрашивают: «Как ночевал, как пил, как ел?..». Если таких пациентов переводят в другие отделения, бегают туда, чтобы посмотреть, как они там, всё ли ладно. Медики из других отделений иногда мне высказывают: мол, чего это ваши девчонки вечно на нашу территорию «лезут»? А как я могу запретить им человечность?

Рук не хватает

Сегодня в отделении реанимации и интенсивной терапии трудятся 16 специалистов в дневную смену и восемь – в ночь. Рук, признаётся Наталья Владимировна, категорически не хватает.

— Укомплектованность отделения составляет 58%, — говорит она. — Мы попросили главврача укомплектовать реанимацию кадрами, иначе сложно, ведь у нас очень нестабильно: сейчас тихо, а через час начинается такой кошмар, о котором и рассказать-то невозможно. Чтобы люди не трудились сутками, смогли полноценно отдыхать, нам нужны новые специалисты. Главврач пообещала, что совсем скоро к нам трудоустроятся молодые кадры после окончания медколледжа. Но прежде этим ребятам необходимо получить допуск — сертификат анестезиологии и реанимации. Поскольку обучение дорогостоящее, молодых специалистов проучат за средства ЦГБ.

Новые термины

11 мая в отделении реанимации находились 10 тяжелобольных.

Несколько человек — хирургические пациенты, нуждающиеся в интенсивной терапии после плановых и экстренных операций. Три человека с инсультами, причём одному из пациентов всего 30(!) лет. Ещё в палату привезли молодого паренька, которого сбила машина, а после скрылась с места преступления, и ученика со … стрессовой язвой. У ребёнка началось кровотечение на фоне полного здоровья.

— Не так давно у нас появился новый медицинский термин: «стрессовая язва», — говорит Наталья Кочеткова. – До такого недуга школьников доводят ЕГЭ и ГИА, а точнее, запугивания взрослых, которые постоянно твердят, что дети не справятся с экзаменами. Ну, зачем их так травмировать?! Безусловно, нужно контролировать их учёбу, но пугать-то не нужно! Наоборот стоит поддерживать, говорить, что всё получится, чтобы ребёнок не стрессовал и не оказался на больничной койке.

В месяц через отделение реанимации проходят около 100 человек, ещё несколько лет назад было меньше 30 пациентов. Это никак не связано с пандемией. Скорее всего, всплеск поступлений произошёл из-за роста города, который развивается стремительными темпами, считает Наталья Кочеткова.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru