16 +  Письмо редактору
13:50, 03 июня 2021

Медсестрам Бердска запрещают заходить в операционную в дурном настроении


О буднях операционного блока городской больницы рассказала старшая операционная сестра Надежда Рудасова.

За 45 лет работы (20 — операционной сестрой, 25 — старшей) Надежда Николаевна выучила эту заповедь, как «Отче наш». Объясняет: «В оперблоке медсестра, как женщина в доме. От неё зависит позитивная атмосфера, а значит, и успешность операции. По-другому не имеем права».

При этом она уверена, что умение улучшить настроение уставших докторов, которые зачастую работают в авральном режиме, погасить назревающий конфликт дано не каждому, с этим нужно родиться.

— Бывало, учишь молоденькую девчонку, учишь, а без толку: на ровном месте она может конфликт разжечь, — говорит моя собеседница. – Такие у нас не задерживаются. Остаются только те, у кого есть это качество, а вдобавок к нему — профессиональная дисциплина, быстрая реакция, физическая выносливость и стрессоустойчивость.

«Наша девочка»

Все эти достоинства много лет назад в студентке Надежде Рудасовой разглядел заведующий хирургическим отделением, а по совместительству преподаватель медицинского училища Эдуард Филиппов.

На практику в хирургию он отбирал лучших. Посмотрев на юную Надежду в работе, доктор произнёс: «Это наша девочка». И чтобы никто не смог переманить ценный кадр, трудоустроил её в одно из отделений горбольницы санитаркой, волевым решением определив дальнейшую трудовую судьбу.

— За четыре с половиной десятилетия операций было не перечесть, — говорит Надежда Николаевна. – Один день выдаётся относительно спокойным: всё идет размерено, по плану; в другой — по 10 экстренных операций. Людей к нам везут с серьёзными травмами в ДТП, переломами, ножевыми ранениями прямо в сердце.

Таких пациентов, минуя «приёмник», бригады «скорой» сразу доставляют на второй этаж. Тут же одни медики разрезают на истекающем кровью человеке одежду, другие укладывают его на большой операционный стол, хирург «моется», а медсестра за секунды накрывает малый операционный: скальпель – ножницы – крючки – зажимы… Всё поэтапно, так, как будет использоваться при послойном проникновении внутрь человеческого организма.

На вопрос: «Сможете ли вы спросонья подготовить нужный перечень инструментов с закрытыми глазами?», — моя героиня ни секунды не мешкая, утвердительно кивнула головой.

— И услышав в трубке телефона: «Срочно на работу!», уже через 30 минут быть в операционной — тоже можем, — говорит Надежда Николаевна. – Помню, был случай: несколько лет назад в мае кто-то из отдыхающих на Обском водохранилище решил пошутить — бросил в костёр самодельное взрывное устройство. Во всех операционных и даже в коридоре мы оперировали пострадавших, самых тяжёлых отправляли в Новосибирскую областную клиническую больницу. Конечно, хочется, чтобы таких ЧП не происходило, но мы, как солдаты, всегда к ним готовы. Где бы не находились – на даче, в гостях, в кино, – мысленно мы всегда на работе.

Ждём молодежь

Из 18 с половиной положенных на отделение ставок, фактически закрыто только 9, укомплектованность штата составляет 50%. Колоссальные нагрузки, переработка, постоянное напряжение… Как при таком режиме работы медикам удаётся восстанавливаться и оставаться в строю?

— Операционная сестра знает слово «надо», — говорит Надежда Рудасова. – Если одни откажутся работать сверх нормы, другим с таким объёмом ни за что не справиться. Мы все это понимаем. Сначала — дело, а уже затем – подпитка душевных и физических сил.

В былые годы всем коллективом после работы мы ходили на лыжные прогулки, сейчас вернуться в колею чаще всего помогают разговоры по душам. Вижу, пришла моя девочка на работу вся не своя. Наливаю чай, спрашиваю, что случилось, чем помочь… Выговорится человек, на душе ему полегче становится. Так и работаем.

Но очень надеемся, что молодёжь обратит внимание на нашу профессию. Мы всегда приглашаем к себе на практику студенток. Они работают, а мы присматриваемся, наблюдаем, анализируем… Все без исключения, как я уже говорила, нам не подойдут.

О чём мечтает старшая

Четыре операционных зала ЦГБ оснащены эндоскопической, артроскопической стойками, С-дугой, что позволяет делать больному рентгенологические снимки прямо во время операции.

— Оборудование неплохое, но нам давным-давно требуется современный оперблок с другими площадями и планировкой, — сетует Надежда Николаевна. – А для этого городской больнице нужна новая госпитальная клиника, где будут собраны все отделения. Чтобы претворить дорогостоящую мечту в жизнь хотя бы через несколько лет, сегодня коллектив больницы пишет наказы депутатам Заксобрания.

Кровь для жизни

Надежда Рудасова — почётный донор России. В былые годы для спасения жизни пациенту делали прямое переливание сразу же после операции.

— Где можно быстро найти донора? Только среди «своих», — говорит старшая оперсестра. — На кушетку напротив больного укладывались медсёстры или врачи с подходящей группой крови. А после — снова в строй, к операционному столу, а с утра — на работу.

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru