16 +  Письмо редактору
9:00, 11 августа 2022

Уникальные топоры изготавливает гусляр в Бердске


Человек, играющий на гуслях — да не на каком-нибудь фольклорном фестивале, просто на улице! — явление сегодня необычное.

Редкий прохожий или проезжающий мимо хотя бы на пару минут не задержится возле колоритного гусляра, расположившегося близ остановки «Роза ветров» на улице Ленина. Но если многие путники, послушав мелодичные наигрыши, отправляются потом своей дорогой, то заядлые охотники, рыбаки, дачники задерживаются надолго. Потому что гусли — не единственная «фишка» Алексея.

На капоте подержанной «Нивы» Алексея Крюкова размещён целый арсенал… топоров. Редко кто из пользующихся в своей работе этим инструментом уходит от Крюкова без покупки. Говорят, топоры мастер изготавливает добротные: металл отличный, выполнены с учётом специфики работы, а внешний вид – произведение искусства.

— Производством топоров я увлёкся примерно пять лет назад, — говорит Алексей. – В то время стройку, где работал крановщиком, на несколько зимних месяцев заморозили, а сидеть без дела я не привык. Не умею. Сначала изготовил в гараже два топора, дальше – больше; постепенно это ремесло стало любимым увлечением.

Собственно, рубящую часть инструмента Крюков не производит. Её он реставрирует, доводя до совершенства.

— Качество современных топоров оставляет желать лучшего, я их не покупаю, — продолжает мастер. — За добротными советскими топорами из хорошего металла еду в пункт металлоприёмки. Порой там можно отыскать не только советские добротные вещи, но и старинные. В груде железа, например, я нашёл утюг поза-позапрошлого века, там же был и топор, на котором значится год изготовления: 1778-й.

— И купил я его, не поверишь, по весу, как металлолом, а не как изделие. Вещь универсальная! — радуется Алексей. — С одной стороны — молоток, с другой — топорик, с третьей — отвёртка; предусмотрены на нём пазы для вставления пил и прочих инструментов. Топорик я отреставрировал, отшлифовал, отхромировал и оставил в своей коллекции. Таких крутых-прекрутых, которые не продам ни за какие деньги, у меня четыре. На капот своей машины я их не выкладываю. Люди просто изматывают: «Продай да продай». Не будешь же всем объяснять, что такие вещи не продаются.

Остальные топоры, найденные в грудах металлолома, после долгого и кропотливого труда мастера приобретают презентабельный вид, быстро продаются и разлетаются по всему миру. Рассказывать о процессе своей увлекательной работы Алексей может, наверное, часами. Досконально, с учётом всех нюансов и особенностей он поведал мне, как правильно выполняется заточка разных видов топоров: угол, ширина фаски, направление… Также разъяснил, с каким загибом для удобства в работе следует делать рукоятку для топора, например, мяснику. Оказывается, чтобы ручкой инструмента при рубке мяса постоянно не бить себя в живот, её следует делать с определённым изгибом.

— Такие топоры в Бердске, мне кажется, вообще никто не делает, потому что местные мясники меня просто одолели, — говорит Алексей. – Везут свои топоры, просят сделать правильную ручку. Поясняю им, что мне это неинтересно, что изготовление топоров для меня – хобби, увлекательный творческий процесс, а не рутинная работа. И занимаюсь этим я лишь тогда, когда меня посещает творческое вдохновение. Даже для перехода от работы с железом к работе с деревом нужен особый настрой, ведь железо и дерево — две совершенно разные стихии. Нужно перенастроить мозги, руки, оборудование, чтобы всё получилось, как задумано.

После услышанного вовсе неудивительно узнать, что топоры Алексея Крюкова были куплены людьми в подарок, отправлены в Германию, Турцию, Грецию, разлетелись в разные уголки России.

За партию топоров, отправленных в Москву, ремесленнику прислали гусли. Именно этот инструмент захотел освоить Алексей, «потому что с возрастом всё сильнее и сильнее начинают проявляться в душе славянские корни предков».

— Мне прислали четверо гуслей, освоил девятиструнные, двенадцатиструнные, сейчас пробую играть на пятнадцатиструнной «Ладье» и брякаю на тринадцатиструнных «Варягах». Наигрыши – чистая импровизация, играть можно, как вздумается. И мне хорошо, и людям нравится.

На гуслях Алексей любит побрынькать (это его собственное словечко) на исконно славянских праздниках. В этом году побывал в Искитиме на Дне Ивана Купалы. Любит погулять с ними в Микрорайоне, привлекая к себе огромное внимание прохожих и особенно — местных мальчишек.

— Одни подходят, пробуют поиграть на гуслях, другие суют мне монетки, вроде как, помощь финансовую. Забавно. Мне ведь не деньги нужны. Я даже топоры продаю не по баснословным ценам, а по вложенному в них труду. Главное во всем этом – с людьми общение.

Топоры Алексей старается изготавливать в старославянском стиле. На каждый, в зависимости от назначения инструмента, мастер наносит соответствующие рисунки — символы славянского гороскопа, обереги, которые помогут нивелировать негативную энергию, уберегут от беды.

Гусляры на Руси занимали особое положение, они считались хранителями древних законов и предписаний. Считалось, что, если гусляр перед исполнением какого-либо важного дела спел песнь, этому делу обеспечена удача. Гусляров очень уважали, почитали честью для себя их принимать. Само слово «гусли» происходит от древнеславянского «густы», что значит «гудеть», а так как гудела струна, то она и получила название «гусла».

Алла Борисова, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

© 2022 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru