16 +  Письмо редактору
15:06, 06 марта 2019

Стоя аплодировали заключенные труппе бердского театра-студии «Гистрион»


В канун 8 марта творческий коллектив показал спектакль «Наташина мечта» в женской исправительно-трудовой колонии № 9.

«Молодцы, девчонки!» — говорили после показа зрительницы. — Кое-где явно переигрывали, но ведь они не знают настоящей детдомовской жизни, которую довелось пережить многим из нас. А в целом… Спасибо. Тронули до глубины души».

Бурные овации, слезы, трогательное вручение иконы режиссеру театра Наталье Солодухиной, приглашение приехать вновь, но теперь уже в подростковую колонию… Все эти прекрасные моменты у «гистрионовцев» ещё впереди, а пока на автобусе ДК «Родина» мы подъезжаем к колонии общего режима, расположенной на окраине Новосибирска. В салоне все заметно волнуются. Режиссер Наталья Солодухина, к примеру, уже раз пять объявила, что всю ночь не спала; юные актрисы на вопросы студента НГТУ, снимающего документальный фильм о руководителе театра, на камеру работают как-то без эмоций, зато во все глаза наблюдают за происходящим вокруг.

На ЕГЭ досмотр жестче

Серые здания колонии и свалка, расположенная напротив, приводят в удручающее расположение духа.

Не прибавляет оптимизма и муторное прохождение КПП. Здесь всё происходит по четко отработанной схеме. Из помещения в помещение по зарешеченным коридорам передвигаемся строго по три человека. Телефоны, ключи, мелочь из карманов — долой, взамен паспортов получаем по номерку, проходим через рамку металлоискателя и оказываемся в небольшой комнатке, где в ожидании остальных участников поездки можно наконец-то перевести дух и оглядеться по сторонам. Мимо проходит женщина в белом халате и резиновых перчатках, юркает в небольшое помещение, «куда посторонним вход воспрещен».

— Никаких вновь поступивших заключенных за этой дверью медик не осматривает, — удовлетворяет мое любопытство сопровождающий. – Этот специалист продуктовые передачи досматривает, чтобы родственники на зону ничего запретного не передали.

В комнатку наконец-то подтягиваются все «гистрионовцы», которые бесперебойно делятся впечатлениями.

— Девчонки, вот честное слово, на ЕГЭ досмотр намного жестче, чем на зоне, — говорит одна из главных героинь спектакля Таня Насирова. – В этом году будете экзамены сдавать, сами убедитесь. Там и фольгу из шоколадки заставляют вынуть, и ремень снять… Тут все как-то полояльнее. Интересно посмотреть, что дальше будет.

А дальше — десятиметровый коридор, состоящий из сплошной колючей проволоки и… Здравствуй, зона! Не дай Бог попасть сюда в другом статусе, отчего в этой жизни, как мы знаем, никто не застрахован.

…В клубе коллектив «Гистриона» начинает подготовку к спектаклю: на сцене устанавливаются декорации, Наталья Николаевна просит девчонок сыграть пару эпизодов, чтобы оценить качество звука, дает им наставления. А у меня есть почти час времени, чтобы поближе познакомиться с жизнью колонии.

В ИК не сахар

На территории исправительной колонии общего режима расположены 8 отрядов, в которых проживает около 800 заключенных женщин.

По словам начальника одного из отрядов Ирины Кондрашовой, попадают сюда в основном за тяжкие преступления – сбыт наркотиков, убийства… Тем, кто совершил, к примеру, кражи, сегодня, как правило, дают условный срок, либо отправляют на работы в исправительные центры, относящиеся к учреждениям открытого типа.

Возраст заключенных от 18 до 75 лет, срок лишения свободы тоже у всех разный. 20-летняя девушка, представившаяся Дарьей, к примеру, за решетку угодила за наркотики, мечтает через три года выйти на свободу по УДО. Чтобы сбылось самое заветное желание, она и в пекарне работает, и в библиотеке, и во всех творческих конкурсах участие принимает, и «очень старается вести себя хорошо, потому что хочет на волю».

Из 16 ещё шесть предстоит провести за решеткой красавице Светлане, которая изумила своими бездонными глазами и прекрасными манерами всю труппу «Гистриона». Свой срок заключенная получила… за убийство бабушек. В дома старушек она заходила под видом лечащего врача, ставила жертве смертельный укол и выносила из квартиры все сбережения, накопленные пожилыми людьми. В этом случае и торопиться вроде некуда, ведь условно-досрочное не светит, но редко кто из отбывающих наказание за страшные злодеяния остается в стороне от общественной жизни зоны, иначе «просто сойдешь с ума». А за делами время бежит как-то незаметнее.

К слову сказать, на швейном производстве в колонии заняты почти 80% женщин. В первую очередь трудоустраивают тех, кто имеет исковые обязательства перед государством. Трудятся швеи в две смены: одну неделю с 7 утра до 16.30 вечера, вторую — с 16.30 до 24.00, без выходных. Не сахар. Но никто и не говорит, что зона – комфортное место, где можно спокойно сидеть и ждать освобождения.

В отличие от мужской колонии строгого режима, где в спальнях все серое и неприглядное, оказавшись в спальнях женской ИК, сразу понимаю: попала в девчачьи комнаты. Ремонт в них выполнен в небесно-голубых, фиолетовых, розовых тонах, в комнате отдыха тоже уют и красота.

Но стоит только на миг представить, что каждую ночь на протяжении долгих лет тебе приходится спать в спальне на 30 человек, где негде спрятаться от чужих глаз; нарисовать в воображении картинку длинной очереди в душевые, куда по утрам не пробиться; осознать, что ты всегда должен безропотно выполнять все приказания руководства ИК, подчиняться, стараться, и самое страшное — только несколько раз в году видеться со своими детьми… Становится жутко. Как можно скорее стараюсь покинуть отряд.

…Клуб колонии № 9 полон зрителей. От каждого отряда сюда привели по 25 женщин, в первых рядах сидит руководство колонии. Перед показом несколько слов о студии-театре «Гистрион», о постановке «Наташина мечта» по пьесе Пуленович произносит режиссер Наталья Солодухина.

…Исподволь наблюдаю за реакцией зала во время спектакля. Во время монолога Наташи о письме, которое ей из зоны прислала мать, вижу грустные ухмылки, слышу обрывки фраз: «Все они слезные тексты писали, а потом…»; когда на суде Наташа просто кричит, что мечтой её жизни был только ОН, «но его забрала какая-то сука» из зала звучит: «Н-да. Половина женского пола из-за мужиков на зоне оказалась, одни беды от них…»; когда Наташа рассказывает, какой красивой была её мамка, которую убил сутенер, вижу, как по лицам осужденных катятся слёзы.

— В целом спектакль оставил хорошее впечатление, но где-то актрисы явно переигрывали, — поделились впечатлением зрительницы. – Но сюжет получился поучительным. Среди нас полно женщин, которым, как и героине спектакля Наташе, в детстве недодали ласки и любви. Подрастая, мы придумывали себе любовь, брали чужое. И неважно, какой ценой. Главное, чтобы было. Не берите, девчонки! Не надо. За это рано или поздно придётся расплачиваться. От этого все беды на Земле.

Фото и видео автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru