16 +  RSS  Письмо редактору
12:07, 22 октября 2021

«Пробуждать лучшие чувства и дарить надежду»: интервью с писателем Евгенией Перовой


О том, как рождаются романы, что девальвирует труд писателя, и как бороться с кризисами, корреспондент сайта «Свидетель» поговорил с писателем Евгенией Перовой, автором «Эксмо».

— Ваш путь в литературу был простым — пришёл, увидел, победил — или тернистым?

— На этот простой вопрос ответить сложно. Если посмотреть со стороны, то мой путь в литературу выглядит эдаким победительным прорывом, потому что издавать меня стали сразу, как только мой роман «Круги по воде» попал в «Эксмо». Для меня это стало радостным потрясением.

Но до этого момента я десять лет публиковала свои произведения на сайте Самиздат, вела блог в ЖЖ, потом в ФБ. Именно интернету я обязана знакомством с Сергеем Слепухиным — издателем литературного альманаха «Белый ворон», в котором опубликованы некоторые мои произведения.

Потом с помощью Сергея были изданы две книжки «Друг детства» и сборник «Ловушка для бабочек» — в формате «книга по требованию». Редактор «Белого ворона» — Татьяна Краснова, сама прекрасный писатель, уговаривала меня связаться с издательством, но я не верила в возможность публикации, тогда она сама послала в «Эксмо» мой роман.

Так что, получается, я сама ничего не сделала для собственного продвижения – только писала романы.

Евгения Перова родилась в 1953 году, живет в городе Видное Московской области. Окончила истфак МГУ, почти сорок лет проработала в Государственном Историческом музее — реставратором, хранителем, ученым секретарем. Реставратор графики высшей квалификации, кандидат искусствоведения. С 2016 года издательство «Эксмо» издает романы Евгении Перовой в серии «Счастье мое, постой».

— Как вам удаётся так много писать? Вы работаете сутками напролёт?

— В «Эксмо» вышло 16 книжек, две из которых – сборники коротких романов или повестей. Издаваться я начала в 2016 году и к тому времени у меня было готово восемь романов и был материал на два сборника. Все это было написано за предыдущие лет десять. Пока выходили эти вещи, я писала новые.

Работаю я по-разному: некоторые вещи пишутся долго, а их замыслы зародились очень давно, а другие – быстро, буквально за месяц. Когда наступает «творческий запой», я работаю действительно чуть ли не сутками напролет, потому что работа идет даже во сне.

— Говорят, что писатели делятся на садовников и архитекторов. Первые «выращивают» романы из зёрнышка, сами не зная, что вырастет в конце. Вторые пишут, как будто строят дом по чертежу и чёткому плану. К какому типу относитесь вы, как пишете свои книги?

— Конечно, я садовник! Редко, когда я знаю финал, начиная писать. Чаще всего роман пишется как бы с середины, а его герои проявляют собственный характер и порой заставляют менять их участь. «Зернышком» чаще всего служит картинка, возникающая в моем воображении. Так, вся «Ловушка для бабочек» выросла из видения грустной девушки, глядящей в темное окно.

— Какие темы и сюжеты вас вдохновляют, а о чём вы никогда не станете писать?

— Главная моя тема – взаимоотношения между людьми: любовь и дружба, ненависть и предательство, обида и прощение, нежность и отчаянье – весь спектр. Никогда не стану писать о политике.

— Вы историк по образованию, почему вы начали писать любовные романы, а не исторические? И как вы определяете свой жанр?

— Я пишу такие романы, которые сама бы хотела читать. Для написания исторического романа нужна очень тщательная подготовка, изучение источников. В моих романах тоже есть обращение к прошлому, например, в романе «Созданные для любви» есть глава, представляющая собой стилизацию – написанная от лица женщины, родившейся в конце 19 века. Кроме того, у меня есть опыт написания исторического эссе – я писала комментарий к пьесам Алексея Толстого «Борис Годунов» и Дм. Мережковского «Павел I»: «Несть бо власть аще не от Бога»: очерк // Бремя власти: сборник историко-литературных произведений. Серия «Перекрестки истории». М. 2007. Эссе небольшое, но подготовки было много.

Я работаю на стыке разных жанров: мелодраматическая линия у меня часто переплетается с детективной.

— Думаете ли вы об интересах читателей, когда пишете, или ориентируетесь только на свой интерес и порыв?

— Когда пишу, я думаю только о своих героях. Интересы читателей тоже важны, но они такие разные, судя по отзывам! Так что я предпочитаю ориентироваться на собственное видение.

— Случался ли с вами синдром самозванца, была ли неуверенность в своих силах? Как вы это преодолевали?

— Да, это мне хорошо знакомо! И сейчас часто случаются моменты неуверенности: ааа, что я пишу, это никому не нужно, никто не будет это читать! Но судьба, похоже, меня бережет: стоит только впасть в отчаянье, как тут же приходит добрый отзыв от читателя, и это дает большую поддержку.

— Как вы боретесь с творческими кризисами, если они у вас бывают?

— Как раз сейчас я нахожусь в состоянии затяжного творческого кризиса, вызванного семейными обстоятельствами и состоянием здоровья, да и происходящее в мире не добавляет оптимизма. У меня несколько начатых вещей, творческий процесс идет постоянно – в голове, но заставить себя сесть и записать все придуманное удается плохо. Хороший прием: нужно начать что-то править, так постепенно и втянешься в работу. Надеюсь в скором времени все-таки вернуться к работе.

— Если посмотреть на самиздатовские площадки, создаётся впечатление, что сейчас у нас пишет полстраны. Как вы думаете: хорошо или плохо, когда на литературном рынке так много авторов? Хватит ли на всех читателей?

— Думаю, хватит. Хотя, конечно, создается ощущение, что писателей стало больше, чем читателей. Меня удручает другое: очень низкий уровень многих текстов.

Даже по грамотности. А сейчас есть возможность за свои деньги выпускать бумажные книги, я натыкалась на такие издания – открываешь и ужасаешься, а люди читают и хвалят. Происходит девальвация писательского труда.

— Есть такая фраза: «Можешь не писать – не пиши». Согласны ли вы с ней?

— Согласна.

— Что для вас хороший писатель? Какими качествами он должен обладать?

— Свое особое видение мира, свой особенный стиль и манера, умение подцепить читателя на крючок и не отпускать до финала. И то, о чем писал Пушкин: «чувства добрые я лирой пробуждал» — на мой взгляд, литература должна пробуждать в человеке его лучшие чувства и дарить надежду.

Екатерина Шрейбер, фото предоставлено Евгенией Перовой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru