16 +  RSS  Письмо редактору
14:23, 26 апреля 2022

Новосибирские учёные: возможен ли прорыв научной блокады?


Санкции против России затронули не только экономику, они также нацелены на мир науки. С чем уже пришлось столкнуться исследователям научных институтов Академгородка? Как оценивает ситуацию руководство СО РАН?

Наука не может развиваться обособленно, это одно из самых интегрированных в международные процессы направлений человеческой деятельности. Поэтому экономические санкции западных стран в отношении России стали серьёзным вызовом для учёных.

Время — деньги

Академик Валентин Пармон, вице-президент РАН, председатель Сибирского отделения Академии наук России, в своём выступлении, опубликованном в издании «Наука в Сибири», заявил, что Минобрнауки РФ «обозначило очень правильные намерения и действия».

— Однако, как нам хорошо известно, существующие бюрократические процедуры реализации таких намерений могут затянуться на годы. Так, для принятия самых быстрых из обозначенных мер предполагается подготовить по стандартным процедурам новые нормативные акты и утвердить их лишь в июне. В то же время экстраординарность геополитической обстановки и объявленная Западом экономическая, технологическая и научная блокада России требуют намного более быстрого реагирования, которое возможно только после существенной перестройки управления наукой и внедрения инновационных управленческих технологий в России, — подчеркнул он.

Валентин Пармон считает, что самой насущной и действенной мерой должно быть создание надведомственной структуры, которая будет инициировать и координировать прикладные исследования, нужные не отдельному ведомству, а стране в целом. В условиях экстремальной технологической блокады необходимо верховное «научно-технологическое командование» с правом принятия решений и контролем их исполнения.

— Региональные отделения РАН и Академия наук в целом начали готовить почву для подготовки выхода из объявленной России технологической блокады существенно быстрее, чем федеральные органы исполнительной власти, — говорит академик. — Так, на заседании Президиума СО РАН уже в первых числах марта были выделены 12 направлений, по которым институты и вузы имеют достаточно высокие компетенции для обеспечения импортонезависимости России и стабилизации функционирования экономики.

Академик приводит конкретный пример.

— Был дан старт инвентаризации разработок, находящихся на достаточно высоких уровнях готовности к практическому использованию. На этот призыв Президиума СО РАН моментально откликнулись более 50 научных и образовательных организаций Сибири, что позволило уже в первой декаде марта передать в Правительство России запрошенную им конкретную информацию об имеющихся в Сибири импортозамещающих позициях медицинской техники. В целом все действия, которые раньше длились месяцами и неделями, в новых условиях требуется производить за сутки и часы.

Среди срочных мер, не требующих изменений в законодательстве, Валентин Пармон отметил необходимость срочного и серьёзного увеличения финансовой поддержки издания российских научных журналов.

— Это стало бы очень эффективным ответом на объявленную России публикационную блокаду. Но необходим также и кардинальный пересмотр системы оценки эффективности научных организаций. Во главе угла должна стоять всё же не наукометрия, а осязаемые результаты, — заявил академик.

Импортозамещение в стиле 2000-х

Дамир Исламов, старший научный сотрудник Института физики полупроводников СО РАН, занимается разработкой новых принципов для энергонезависимой памяти нового поколения.

— Первые звонки о том, что европейские научные агентства прекращают работу с Россией, появились в начале марта, — рассказал учёный. — Мы списались с немецкими коллегами, с которыми ведём совместный проект, и они ответили, что их организация не государственная. Да, подтвердили коллеги, они получили предписание, но в виде рекомендации, поэтому продолжат с нами сотрудничать. А через неделю сообщили, что одним из их учредителей является университет Дрездена, и они обязаны прекратить все научные некоммерческие контакты с нашей страной, в том числе и через дочерние отделения.

Однако руководители организации предложили совместно работать и дальше, но уже как частные лица, особо это не афишируя. При этом из уже отправленной на рецензию совместной публикации были удалены все результаты, полученные российской стороной. В мае в Европе состоится конференция, на которую мы отправили свои тезисы. Оргкомитет заставил нас отозвать заявку.

По разговорам с коллегами становится ясно, что ситуация с публикациями в научных журналах у всех похожая. Контакты замораживаются, но все надеются, что ситуация прояснится через два-три месяца.

Что касается научного оборудования, то поставщики из Европы ответили сразу: «Мы поддерживаем санкции». Зато американские оказались готовы рассмотреть другие варианты логистики — через Индию или Китай. В итоге мы пришли к выводу, что поставки в каком-то виде будут, однако цены на оборудование, конечно, взлетят. Во-первых, потому что материалы и энергоносители подорожали по всему миру; во-вторых, потому что логистические цепочки изменились, и пути стали длиннее.

Наши пытаются каким-то образом заняться импортозамещением. Например, в сфере полупроводниковых технологий собираются производить фотолитографические машины, на это уже выделены деньги, но … По своим техническим характеристикам эти машины соответствуют уровню 2000-х годов.

Екатерина Шрейбер, фото Славы Степанова и с сайта «Наука в Сибири»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

© 2022 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru