16 +  Письмо редактору
13:07, 02 июня 2022

Как учить в мире смайликов и фанфиков: интервью «Свидетеля» с победительницей регионального этапа конкурса «Учитель года-2022»


За звание «Лучший педагог России» предстоит состязаться Любови Мосоловой, учителю русского языка и литературы бердской школы № 1.

Любовь Евгеньевна стала победителем не только городского, но и регионального этапов Всероссийского конкурса «Учитель года».

— Любовь Евгеньевна, общий стаж педагогической деятельности в вашей семье 67 лет. С кого всё начиналось?

— С моей бабушки. Всю жизнь она преподавала биологию и географию. Мама – учитель истории, сегодня трудится музыкальным руководителем в детском саду. Но любовь к словесности – заслуга второй бабушки. Она писала стихи, стихотворные сказки, любимым хобби у неё была игра в самодеятельном театре. В школе русский язык для меня был одним из любимых предметов. Мои учителя Елена Михайловна Пономарёва и Наталья Петровна Колмыкова теперь мои коллеги.

— Вы первый педагог Бердска, вышедший в финал «Учитель года» РФ. Что помогло завоевать победу?

— Мастер-класс называется «Под другим углом», на нем были показаны различные приёмы нестандартного анализа текста.

Я предложила взглянуть на текст не с точки зрения рациональности (составить семантическое поле, найти средства выразительности и так далее), а построить эмоциональный мост между собой и текстом; понять, что мы чувствуем, когда его читаем; вспомнить, какие ситуации из личной жизни он напомнил. Такие мотивационные подходы помогают привлечь к тексту внимание, проводить его классический анализ после этого гораздо легче.

— Новые методики постоянно вводятся в образовательные стандарты, и сейчас вновь планируется изменить школьную программу. На ваш взгляд, это правильное решение, или нужно доводить до ума то, что уже начато?

— В русском языке существуют аспекты, которые устаревают, определённые изменения необходимы. Если в новой программе поменяют именно эти аспекты, я очень обрадуюсь.

— Что это за аспекты?

— Считаю, что в рамках школьной программы на уроках русского языка больше внимания нужно уделят коммуникативным навыкам ребят. Побольше нужно разговорных уроков! Худо-бедно, но с правильным написанием слов и запятыми дети к 11 классу начинают справляться. А вот грамотно построить диалог – увы – не могут.

Со сверстниками ребята общаются без проблем, с людьми другого уровня, со взрослыми – с большим трудом.

Нужно уметь говорить так, чтобы тебя понимали: без двусмысленности, без речевых ошибок, проигрывая жизненные ситуации. Сегодня многие уже взрослые и неглупые люди, придя на собеседование, не могут изложить свои мысли. А ведь умение говорить, а значит, договариваться – основа жизни.

Также в программу, на мой взгляд, нужно включить больше занятий по истории русского языка, нормы которого часто меняются. На уроках следует объяснять, почему так происходит. Например, дети должны понимать, что в разговорной речи допустимо говорить не «горячий кофе», а «горячее» не потому, что кто-то там — сверху — так захотел, а потому что тому есть свои причины. Многие несклоняемые заимствованные слова на -о и -е благополучно приняли в русском языке средний род. Это законы языка: большая часть заимствованных слов на – о и – е — слова среднего рода. Я против полного упрощения, но если многим людям тяжело с какими-то нюансами русского языка справляться, то можно от общепринятых норм и отойти.

Ещё, возможно, я бы немного видоизменила методику объяснения ряда правил, используемых в школьной программе для запоминания правописания и произношения слов. Они должны быть более понятными для детей.

— Любовь Евгеньевна, что мешает? Вот — вы, вот — класс, вот — доска. Преподносите, как хотите; главное, чтобы запомнили? В моём классе половина ребят слово «шёл» писали через букву «о». До тех пор так писали, пока учительница не рассказала нам страшную историю про трёх подружек: «Гуляли буквы «ш» , «ё», «л». Упала «ё», выскочили у неё глазки наружу: ослепла. Подхватили «ш» и «л» её под ручки и повели домой»… Да, хоррор! Зато после этого даже двоечники на всю жизнь запомнили правописание этого слова.

— У вас психологической травмы после школы не осталось? Немного пугают такие примеры, я не рискнула бы их приводить своим ученикам.

У меня ещё небольшой опыт педагогической работы, чтобы сильно отходить от образовательных стандартов. Педагог, на мой взгляд, может использовать лишь незначительные дополнения. Когда мы с ребятами, к примеру, разбирали героев направлений романтизм и классицизм, я рисовала на доске двух человечков, образ каждого мы дополняли в соответствии с направлением. Визуализация героев помогла ученикам понять трудную тему. Но это скорее исключение, чем правило. Применение подобных приёмов на каждом уроке не оправдано…

А ещё бы в образовательную программу я добавила большее количество часов и упражнений на изучение сложных тем, на освоение более лёгких – сократила.

— Многие педагоги сетуют: дети практически перестали читать. Вы согласны с данным утверждением?

— Нет, не согласна. Дети читают, но не то, что читаем мы, взрослые. Им больше нравятся фэнтези, детективы и фанфики в интернете. А до классики, чтобы стала интересной, ещё нужно дорасти, понять её. Поднятые великими писателями 19 века темы будут актуальны всегда, потому и стали классикой. К примеру, тема дружбы, любви, личной ответственности. Дети очень любят разбирать образ героя Михаила Лермонтова — Печорина — в романе «Герой нашего времени».

Как привлечь к чтению серьёзной литературы?.. Порой перед изучением нового произведения говорю ребятам, что просто не понимаю, почему его поставили в школьную программу 7 класса, ведь эта книга явно для ребят постарше. Ещё создаем буктрейлеры. Всегда прошу сделать видеоролики так, чтобы ребята, которые будут изучать этот материал в следующем году, очень заинтересовались произведением после просмотра видео. Не скажу, что это метод стопроцентно работает, но периодически получается.

А вот писать сочинения для большей части ребят — самая сложная задача, потому что современная письменная коммуникация не русско-литературные нормы, а интернет. Сегодня точка в конце сообщения, а не смайлик наводит на мысль, что виртуальный собеседник на тебя разозлился или на что-то обиделся. Но в сочинении ведь смайлики не поставишь! Поэтому, хоть и непросто нам это даётся, но учимся их писать.

— В сентябре состоится финал «Учитель года» России. Уже готовитесь?

— Да. Первые два тура пройдут в Тюмени, завершающий этап — в Москве. Испытания уже прописаны в положении о конкурсе, количество участников пока неизвестно. Не уверена, что хочу показывать в финале то, что представила на регионе. Можно сделать лучше. Для этого у меня есть целое лето.

— Простите за нескромный вопрос, но на что вы потратили денежный приз, полученный после регионального этапа конкурса?

— На 200 тысяч рублей, которые мне вручили за победу в региональном этапе, куплю курсы по сценической речи и по методике нестандартного преподавания русского языка. Если премию дали, значит, надо выжать из неё максимум пользы и хорошо подготовиться к финалу. Большую часть потрачу на самообразование, но не только. На конкурсе надо ещё и быть в чём-то! Красивом, изящном, но в то же время вписывающемся в учительский дресс-код.

Алла Борисова, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2023 Свидетель
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru